Мир глазами Мистика (10), 14.03.2018

Видео запись: Мир глазами Мистика (10) — Прямой Эфир, 14.03.2018
(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Здрасьте. Я сегодня — о просветлении, вы уж извините меня, но придется говорить о просветлении, о конечной цели каждого доброго ищущего. Я тут весь очень серьезный и ответственный.

О просветлении. Мои последние эфиры, мои добрые прямые эфиры последних дней многих из вас смутили, смутились многие из вас. Так я еще упоминал и конкретных личностей — богов наших дней, людей просветленных, которых все любят и которым хотят подражать. И то ли я что-то не так сказал, то ли не то процитировал, но буря была, хоть и в стакане, но все же беспокойство.

Так вот, я решил объясниться и рассказать вам свой опыт того, что называется в наши дни просветлением — как я вижу, что это есть, почему я не вижу вокруг других просветленных, почему я иногда к кому-то придираюсь, вот, ведь это никому не приятно, когда кто-то придирается к вам, к вашему кумиру, к вашему учителю, вам близкому человеку, да и все такое, а я порой это делаю. Попытаюсь я объяснить, чем я недоволен, с чем я не согласен и почему я вообще возмущаюсь по поводу своих коллег, вот, ведь я, типа, тоже просветленный и должен вести себя каким-то определенным образом, что я не очень делаю. Так вот, прислушайтесь.

Есть буйство чувств нам очень известное, и когда мы увлекаемся тем, что нам предлагает мир чувствования, когда мы в это очень глубоко погружаемся, конечно, мы очень и совсем не помним себя — забытье полнейшее. Все мы знаем такие яркие примеры из нашей жизни, когда мы смотрим очень замечательный фильм, нас почти что вообще нету, сюжет нас полностью поглотил, когда мы едим что-то вкусненькое, тоже совсем забываем себя — мы все во вкусах. Это крайность, одна известная нам крайность, эту крайность — поглощенность чувствами и эмоциями — знает, может опознать каждый из нас. Но есть другая крайность той же природы мира чувств и эмоций — противоположность буйству есть покой, когда все гладенько, когда все нежненько, когда все тихо, добренько, когда твои ощущения равномерненько размазаны по поверхности бытия. Тишина и гладь, но это все же эмоции, это все же чувствования, это все же то, что мы воспринимаем, это есть то, что мы переживаем.

Самое нежное, самое тихое, самое благоговейное ощущение чувствования бытия — той же природы, что и буйство, беспокойство и суета. Чувствование и там, чувствование и там. Забытье себя случается с нами и в яркости, и в выразительности, и в тишине, и в покое, чувствование также происходит в забытье себя — ты таешь, ты таешь в чувствованиях наинежнейших и забываешь того, кто это чувствует. Чувствование присутствия, присутствия божественного, погруженность, эмоционально-чувственная погруженность в момент здесь и сейчас — той же природы, что и забытье в глубинах памяти.

Когда мы своими чувствованиями возбуждаем воздух, трясем само бытие, мы думаем, что лишь это есть преграда для доброго йога, лишь это беспокойство, ведь мы устаем от беспокойства и нам так отрадны, так желаемы становятся покой, радостность, тишина и покой мира эмоционального, мира чувствований. Этот покой чувств, это блаженство — это настоящий елей для наших уставших душ, и это же есть такая же преграда для доброго йога, для доброго ищущего наших дней. Вот, на что я указываю, вот, почему я возмущаюсь, когда речь заходит о наслаждении, о нежности проживания своей жизни. Вот, почему я возмущаюсь такими прекрасными вещами.

Что, что здесь не так, что здесь мне могло не понравиться? Любовь, единяющая себя со всем миром, любовь там, любовь тут — что в этом может мне не понравиться? Почему я здесь возмущаюсь? Ведь разве не любовь всеми нами так желаема, разве не это и есть цель самопознания, разве не это есть синоним просветления? Скажу вам: нет! Это преграда, это сладкая, марципановая, но все же преграда для самопознания. И не важно, для самопознания не важно — перед вами стоит комочек грубой, жестокой, никем не любимой эмоции или на вашем пути самопознания стоит сам бог в самых нежнейших парчах, источающий благоухания, один лишь его вид приводит вас в трепет — это та же преграда.

Присутствие ощущаемое, присутствие переживаемое, любовь ощущаемая, нежность, даже нежность самого бытия как эмоция, как ощущение не есть что-то дурное однозначно, это все есть хорошо и добро, но не для ищущего, не для познающего себя, не для йога.

Я мистик и я учу йогов, я говорю о свободе, не об удовольствии, не о наслаждении, а о свободе.
И поймите меня правильно, призадумайтесь чуток: может ли свобода быть полной, если вы в плену наинежнейших апсар, наинежнейших богинь, наинежнейших чувствований?
Понимаете, добрые? И там забытье себя и плененность, и там — и в нежности, и в любви.

С позиции свободы, с позиции просветления не важно, из чего выкованы ваши кандалы — они из золота или из грубой стали, суть связующая остается. Но йог не занимается приумножением добрых и радостных чувствований, этим занимается весь мир, и это есть добро, это прекрасно, и да, чтоб цвело это все доброе и радостное, чтобы оно цвело и восторжествовало. Но йог идет другим путем, он идет внутрь сути своего бытия, у него лишь один вопрос: что есть я, что есть исток меня? Лишь один вопрос. И здесь годен лишь один ответ.

На пути йога, на пути к просветлению, к свободе искушений чум-чума, куча всяких. Понимаете? Нельзя останавливаться, нельзя одурманиваться, даже если это самое-самое прекрасное, даже если это… Возможно, именно поэтому нельзя останавливаться. Ведь есть такие тонкие чувства, такие сладости для сознания, которые настолько сильно пленяют йогина, что у алкаша — такого пьянчуги последнего — после похмелья шансов на прозрение своей истинной природы на порядок больше, чем у йогина, который увяз в наслаждении, который увяз в удовольствии, который слился со вселенной, но лишь как чувствование.

Учащие, те, кто учат — учителя, если они учат наслаждениям, радости, переживаниям единства со вселенной, знайте, это не есть йоги, это не есть учителя, обретшие свободу, они в плену, в плену прекрасного. В плену прекрасного находиться очень прекрасно, но это плен, это не есть свобода, это есть узы.

Поэтому, поэтому я так возмущаюсь, когда вижу человека, объявившего себя просветленным, люди ему поклоняются как просветленному, соответственно, обретшему свободу, и когда я вижу, как он учит наслаждению, как он учит переживанию, как он учит чувственному, даже если это божественное, даже если это называется любовь, это есть одурманенность прекрасным — это преграда для йога, это очень далеко от свободы.

Есть одурманенность грубостью, страданиями и болью, порой боль бывает такой сильной, такой тяжелой, что не до йоги, что не до самопознания — ты сморщиваешься, ты маленький кусочек отчаяния, ты комочек страдания — это есть одурманенность страданием. Но также есть другая одурманенность, с которой сталкиваются лишь йоги на пути самопознания — это одурманенность наслаждением, это одурманенность блаженством, это одурманенность любовью.

Для йога, жаждущего свободы, есть три преграды: Сат-Чит-Ананда. Ананда очень сладка, очень, много, много добрых йогов здесь погибло — в плену услады себя и мира. И я очень понимаю, почему человек, переживающий блаженство бытия, я очень понимаю, почему он счел, что это есть просветление, я понимаю, почему он считает, что он обрел свободу — потому что он не страдает, и он слышал, что все люди в плену боли, и вот, он не страдает, он в блаженстве, и он подумал, что это блаженство и есть конец поиска, он увидел, почувствовал, осознал что блаженство его сердца, что блаженство всего мира неразличимо, он переживает единство со всем, ведь такова природа блаженства, ведь это есть сама любовь — единство, целостность всего.

И конечно, конечно, здесь можно очень обмануться. И конечно, хочется этим поделиться с другими и звать их в это блаженство, обещая им вечное удовольствие тем, что есть. Но это, это все отравлено двойственностью, это все подвержено разложению, это все пропитано наитончайшим, наитончайшим страхом потери этого блаженства. Поэтому так часто наслаждающийся блаженством себя, так часто ощущает тревожность и беспокойство, ведь он, возможно, догадывается, что то, что пришло, то, что с ним случилось, должно обязательно когда-то уйти, когда-то кончиться, ведь все, у чего есть начало, есть конец. Поэтому, даже само самадхи — наивысшее наслаждение Всевышним, переживание себя как Брахмана, сама Ананда, само блаженство подвержено разложению — у него есть начало и будет конец.

И йог, настоящий добрый йог не это ищет, он ищет свободы, он ищет лишь свободы, поэтому йог не соблазняется ничем, что можно чувствовать, йог не соблазняется на пути самопознания ничем, что переживается, йог идет дальше. Вот, почему я так возмущаюсь. Много добрых ищущих, следуя за учителями, вкусившими этот плод удовольствия и наслаждения, добрых много ищущих прилипли к учителям, как мухи к медовой бумаге, и сохнут там на солнышке, вот, полизывая медик. Но это не свобода, это просто сладкая смерть. Это тоже путь, это тоже выход из нашей кельи боли, но это не есть свобода, это сладкая смерть. И поэтому я таких учителей не считаю йогами — это бхога, это путь наслаждения, это не есть йога, это не есть путь освобождения, и таким путем никто еще никогда не дошел до просветления — это три этажа ниже, это комната наслаждения. Поэтому я не считаю таких учителей учителями йоги, поэтому я печалюсь о людях, которые им следуют, считая себя ищущими, ищущими истину и абсолютную свободу, поэтому я возмущаюсь.

Второе — другая ловушка для ищущего, другая ловушка для того, кто считает, что он просветлен и все познал, и двигаться более некуда, и начинает учить других. Другая ловушка, не чувственная, не эмоциональная — ловушка понимания. Мысль, мысли бывают очень грубыми, очень однозначными, совсем вот такими, как вот сам Жириновский, вот. Есть мысли нежные, такие умные, есть совсем тонкие, есть мысли божественные — тоньше тонкого, есть мысли благоухающие, пахнущие вечностью, но все же мысли.

Если ты понимаешь мироустройство, если ты знаешь, что есть сознание, что есть ум, если ты знаешь, что ты просветлел, если нет места сомнению, если ты все правильно думаешь, вот прям аж-таки по Нисаргадатте. Если ты в восторге от того, что твои мысли складываются таким умным и красивым образом, что люди их слышат, восхищаются тобою и говорят: «Еще, говори, добрый человек, еще», и ты говоришь, не учась, не раздумывая, выговариваешь мудрости, выговариваешь очень ясные утверждения, которые нравятся людям, и конечно, тебе самому. Если ты понял, ты большой молодец, ты большой молодец, ты будешь популярным парнем у себя на районе. И если ты девчонка, ты уж парням точно будешь нравиться не только своей внешней красотой, но и красотой и глубиной своих мыслей. Если ты знаешь все о чакрах, если ты понимаешь природу мандал, если ты видел предыдущие жизни и точно убежден и компетентен в вопросах Вед и Упанишад, если ты можешь комментировать Евангелие от Фомы, если ты знаешь, где ошиблись психологи и как именно функционирует сознание в мозге, это все очень здорово.

Но это мысли, это мысли, это лишь одна из преград для йога, познающего себя, это для йога лишь повод, чтобы выше подпрыгнуть над мыслями и отбросить их все, ведь йог, ищущий свободы, ищущий просветления, не заинтересован ни в космогонии, ни в антропологии, ни в гомеопатии, ни в эзотерике — он не заинтересован во временном, здесь компетентны специалисты другие. Йог ищет то конечное, лишь то конечное. Если ты одурманен пониманием, ты тоже заболел, добрый просветленный. Это болезнь йога — одурманенность пониманием высших истин.

Есть люди, вот такие вообще атеисты вот, гедонисты, вот вообще, изо дня в день живут и все, им на все плевать — это тоже есть одурманенность той же природы, но одурманенность незнанием — две эти… пяди во лбу.

Глупость есть преграда для самопознания, глупость есть преграда для йогина, одурманенность глупостью той же природы, что и одурманенность мудростью, ведь у них природа одна — это все есть мыслимое. Это все выражается в словах, красивых, не поспорю, в мудрых, интересных, тоже не поспорю, но это не есть достоинство йога, это не есть подтверждение твоей свободы, это лишь указывает на то, где ты споткнулся, где ты остался — это два этажа, два этажа ниже той свободы, которую ищут йоги.

Много ищущих болеет этой болезнью ищущего и выбирают себе учителей, которые обладают красивой речью, большой компетенцией, могут цитировать священные тексты и разъяснять, ну, кажись, вообще никому непонятное, много добрых ищущих наслаждаются, просто наслаждаются в присутствии таких умных мудрецов, но это не есть показатель свободы, это здесь показатель плененности.

Две плененности — плененность глупостью и плененность мудростью — вот кандалы для йога. Одни — стальные и простенькие и начинают ржаветь, и никому они не нравятся, глупых вообще не очень любят. Но есть вторые кандалы — золотые с бриллиантовыми гвоздиками, гаечками, но это кандалы. И это не есть свобода, поэтому я и здесь возмущаюсь.

Когда я вижу, как человек, заявивший о своем просветлении и как подтверждение, как доказательство предоставляет людям свою мудрость, свою компетентность, я очень возмущаясь, потому что я знаю эту пленяющую силу, эту густоту понимания, я знаю, насколько она вязка, я знаю, насколько она сладка. Я знаю, как трудно и тяжело доброму и честному искреннему ищущему, ищущему свободу, ищущему высшее, жаждущему познать себя, я знаю, как ему трудно выкарабкаться из этого плена мудрости. Для йога что мудрость, что глупость — лишь преграда, всего лишь преграда, повод еще выше подпрыгнуть. Вот, почему я так возмущаюсь поименно, называю поименно. Ведь если ты назвал себя просветленным, ведь если твои почитатели называют тебя просветленным, это еще не делает тебя просветленным, даже если ты сам в этом убежден, именно эта убежденность есть доказательство того, что ты не обрел свободы. Если ты находишься в плену понимания, это есть невежество, если ты находишься в плену наслаждения, это есть причина страдания многих.

Но это еще не все, люди добрые, есть еще преграда, есть еще одурманенность. Самая главная преграда для ищущего, самое тяжелое искушение для того, кто счел себя просветленным — это одурманенность сознанием, это одурманенность собой, это одурманенность «я есть», это самая тяжелая, самая лукавая, самая изысканная преграда для доброго йогина. Здесь, именно здесь больше всего пало йогов. Одурманенность сознанием: «я есть», «я есть един со вселенной», «я есть бог», «я есть присутствие», «я и присутствие неделимо», «я есть внимание», «внимание и то, что внимается, неделимы», «я есть любовь», «любовь меня и мира — одна любовь», «я есть» — это самая тяжелая преграда и здесь пали почти все ищущие.

Лишь при добром учительстве, при доброй поддержке — лишь так здесь проходили. По одному, одинешеньким почти что никто не прошел эту преграду. И не говорите мне, люди добрые, что десятки и сотни просветленных есть в наши дни, это не так. Единицы, лишь единицы переступили этот порог осознания, лишь единицы переступили через себя, лишь единицы потерялись в том изначальном Истоке всего, лишь единицы обрели свободу, лишь единицы.

Я знаю, в YouTube все иначе, я знаю, есть фабрики, я знаю, что и впрямь, есть фабрики просветленных, где их просветлевают за небольшие деньги, выдают дипломы, снимают о них ролики, они разъезжают по нашей доброй земле и наставляют нас и наших друзей. Но это не то. Возможно, это мудрость, возможно, нечеловеческая, неземная, возможно, это блаженство и наслаждение, возможно, это есть осознание единства всего со всем, но это не есть То. Это не есть то, что есть мы на самом деле, это не есть свобода, это не есть просветление. Просветленных единицы, потому что отказаться от самого сладкого, от самого прекрасного ощущения в мире, разоблачить саму любовь вселенскую, отказаться от всего понимания, быть глупее самого умного и заглянуть в бездну, которая находится за пределами самого сознания, быть без «я», не быть тем, кто чувствует, не быть тем, кто знает, не быть просветленным — так трудно, так непривлекательно. И даже если твои помыслы искренни и честны, без доброго наставления, без знания этих уловок, я повторюсь, почти что никто не прошел этот путь.

Просветление не есть что-то такое, что случается с вами, когда вы едете в трамвае, и вас посетила мысль размером во всю вселенную. Да, это будет что-то прекрасное, это будет прозрение, это будет другой ум, это будет другое виденье мира, но это не есть свобода, ведь остаются двое. Остается тот, с кем это случилось, он остается не познан, он стал каким-то замечательным, чудесным, волшебным, но это лишь игра Майи — это всего лишь, чтобы остановить йога, это всего лишь, чтобы его обмануть. Свобода стОит всего и эту цену редко кто был готов заплатить, и добрая Майя — искусительница йогов — многих соблазнила на этом пути, самое что ни на есть большинство: кто-то наслаждается Анандой, кто-то наслаждается Читой, кто-то одурманен Сатьей. Сат-Чит-Ананда это не есть цель, это не есть конец, это есть ориентир, свобода лишь после преодоления этого.

Так вот, люди добрые, решил я сегодня вам разъяснить свою позицию в этом вопросе — почему я поименно называю многим из вас так любимых учителей, почему я их называю НЕ учителями свободы. Я не против того, что вас учат ощущать прекрасное, но лишь, если вас предупреждают о том, что это есть лишь умение наслаждаться прекрасным. Я не против того, что вы впитываете в себя понимания и мудрости, я лишь против того, что вам сулят свободу, а взамен дают прекрасные концепции и строят новые замки пониманий. Я не против того, что вы культивируете осознанность и погружаетесь в «я есть» и сливаетесь со всей вселенной — это прекрасный опыт, я лишь возмущаюсь, что вас не информировали, что это не приводит к свободе. А так, по-любому, это все здорово — наслаждаться моментом, быть в здесь и сейчас, держать свое внимание на том, что случается, сливаться с тем, что ты воспринимаешь, наслаждаться этим нежным дуновением бытия как «я есмь», это прекрасно. Знать мудрость Востока, быть специалистом в вопросах сознания и особенностей устройства личности — это так очень нужно нам всем, человекам. Но это не есть путь йоги, это не приводит к освобождению, потому что двойственность держит йога в кандалах.

И неважно — это боль и страх, которым подвержены мы все, или это наслаждение блаженством, которому подвержены йоги. И неважно — это кандалы непонимания и глупости или это кандалы знания и понимания. И неважно — это кандалы неосознанности и неведения или это кандалы осознанности. Если эта троица не преодолевается, никто не имеет право называть себя просветленным, лишь преодолев всю временность, лишь преодолев Сат-Чит-Ананду, лишь преодолев Атмана, возможно преодолеть Брахмана, лишь преодолев бытие, возможно преодолеть небытие. И лишь вот, лишь тогда, лишь тогда возможна свобода йогина, лишь тогда его могут звать просветленным, обретшим свободу, лишь тогда есть то, что зовется мокша — свобода от всего, что не есть ты. Ни чувства, ни эмоции, ни внимание, ни мысль, ни понимание, ни сознание, ни осознание, ни чувство «я» — это все не есть то, что есть ты на самом деле, добрый ищущий. Поэтому ты должен пройти все это, ни на чем не задерживаясь, пройти.

Этот путь прошли единицы, но тысячи и тысячи назвали себя свободными, оставшиеся в зависимости от своего опыта, оставшиеся в зависимости от своего понимания тысячи и тысячи ищущих, которые пали на пути и назвали себя освобожденными. Не достигших — тысячи, и лишь единицы — свободных. И вот почему я возмущаюсь, я вижу сотни добрых глаз, жаждущих познать себя, я знаю сотни добрых искренних людей, готовых к любым испытаниям, чтобы пройти этот путь самопознания, которым шел Гаутама, которым шел Нисаргадатта, которым шел Махарши, которым шел Ошо, которым шел Гурджиев, которым шли тысячи и один мастер Дзэн. Я знаю, среди вас большущее множество добрых и искренних людей, и я поэтому возмущаюсь не на вас, не на вашу любовь к своим учителям, не на вашу привязанность к тем приятностям и нежностям, что вам дарят ваши учителя и учительницы. Я возмущаюсь на них — на «йогов», которые слишком рано начали учить, которые поспешили объявить миру о свободе себя, я лишь об этом возмущаюсь.

У каждого йога на пути к свободе были тысячи и одно падение, тысячи и одно восхищение, тысячи и один раз было сказано: вот оно, вот оно здесь, и тысячи и одно разочарование. Но лишь то, последнее имеет значение, не количество. Но я вижу, как, особенно в наши дни, немножечко почитав книжки, немножечко помедитировав, немножечко ощутив расширение сознания, немножечко вкусив любви, что есть сок всего мира, немножечко погрузившись в себя, я вижу, как люди спешат объявить о конце пути. Какая спешка, какая спешка! Такая прекрасная возможность, такая наиредчайшая возможность упускается именно из-за скороспешности.

Но я, я не злюсь на самом деле, я на самом деле лишь печалюсь, ведь, кто тому человеку из Калининграда, из Самары, из Москвы, из Казахстана — кто тому человеку мог помочь в эту трудную минуту, которая наступает для каждого ищущего, для каждого йога? И таких минут тысячи и одна. И если ты не последователь доброго пути, если у тебя нет учителя, если ты не часть традиции, если у тебя нет соратников, если твои друзья не того же племени ищущих, то какие тут могут быть шансы? Сидеть в парке, смотреть в небо — и вот оно, без пути, без практики, без пота, без крови, и вот оно, прозрение — ты бог, ты творец вселенной, ты сам Будда. Такого, люди добрые, почти что никогда не случается.

Лишь когда учение иссякает, когда учеников для преемственности нет, когда времена, ну совсем уж очень такие вот безнадежные, лишь тогда, возможно, лишь тогда может случиться такое самопроизвольное волшебное пробуждение — такое есть, история знает, но это есть исключение, подтверждающее правило. И это не случается в наши дни и не будет случаться, потому что мы не живем в тяжелые времена, где люди лишаются учений и наставников, мы живем в добрые времена. Поэтому то, что называется просветлением, та конечная свобода, обретение знания о себе — это подвиг, труд и большущая удача. Но лишь в такой последовательности. Удача в начале самом, когда ты вступаешь на этот путь, и удача в самом конце, когда путь уже пройден, но ты того не знаешь, но все, что посередине требует… О том в другой раз.

Вопрос из чата: «А что, у таких просветленных получается остаться на всю жизнь в этой комнате наслаждения?»

Да, конечно, такое возможно. Очень часто это проходит с годами, у кого-то через месяц, а у кого-то через год, через десять — здесь нет прямой закономерности, ведь мир чувств непостоянен, неоднозначен… Тут может быть все по-разному: ты можешь быть блаженным и всю жизнь, как и дураком, ты можешь пять школ закончить, а помереть вообще глупым, тут нет прямых закономерностей.

Реплика из чата: «Почему-то стало так грустно. Желаю всем добра».

Грустно или радостно не должно характеризовать тебя — это погода, но ты есть небо. Грустно и радостно, печально и весело — ты не должна быть зависима от этого. Да, ты имеешь право этим наслаждаться, но ты не должна позволять этому тебя пленить — и вот, ты есть йогина! Не преувеличение наслаждения, а свобода есть путь йога.

Реплика из чата: «Все хорошо! Шансов нет. И это даже интересно.

Ха-ха-ха. Не так. Ты здесь мне пишешь, мы с тобой не первый день знакомы, ты проходил практики, ты слышишь, что я здесь говорю. Здесь не идут торги, здесь не вопрос шансов. Свобода возможна, ты уже на пути, тебе, именно тебе нужны указания о возможных ошибках, ты должен, добрый, радоваться, а не отчаиваться. Ты долго шел, но, видно, не очень далеко ушел, если тебя захватывает отчаяние, когда ты слышишь добрые указания, лежащие на пути ищущего. Ты должен радоваться, возможно, именно эти указания есть те, конечные. Ведь я сказал то, и ты это слышал, я сказал то, о чем не знает большинство тех, кто объявил себя просветленными. Ты должен почувствовать эту счастливость этого знания, с тобой не случится эта печаль, я освободил тебе путь, ты предупрежден, ты лишь иди, и все будет добро. Не поддавайся отчаянию, не поддавайся отчаянию — это мир чувств, это не для йогов. Перепрыгни радость и отчаянье, перепрыгни и мудрость и глупость, перепрыгни сознание и чувство я — три шага. Не говори, что это сложно. Ты годами маялся и мучился — вот лишь три шага, и ты дома. Это не есть повод для печали.

До свидания, люди добрые. Спасибо вам за большущее внимание, спасибо. До потомушки, добрые, до потомушки очень, до потомушки. И также те, кто смотрят в записи ночью и утром, приветушки, добрые, я вас бдю, вот, веселые и добрые. И до потомушки.

…..
«ТРАНСКРИБАЦИЯ»
Мир глазами Мистика (10)
Прямой Эфир, 14.03.2018

(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Нормунд Астра
14.03.2018

 

ВОПРОС / МНЕНИЕ / ДИСКУССИЯ

avatar
1000
 
УлыбкаgrinwinkmrgreenneutraltwistedshockunamusedcooloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionЖуть!Браво!Спасибо!ОМ!Добро!Очень!Kiss!lovegrowing-hearttwo-heartssparkling-heart
  Подписывайся  
Уведомление о