Мир глазами Мистика (19), 16.04.2018

Видео запись: Мир глазами Мистика (19) — Прямой Эфир, 16.04.2018
(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Здрасьте, добрые, привет всем. Вижу вас всех и очень этому радуюсь. Привет. Я сегодня буду говорить: о мозге, о духовности.

Сознание и мозг неотделимы, вообще — это есть одно. Душа и тело неотделимы вообще, душа не может покинуть тело, как и сознание не может быть вне тела. Наше я, самость неотделима от тела.

Ухаживая за собой… Когда речь заходит о душевном покое, обязательно нужно иметь ввиду, что, хоть и говорится «душевной покой», на самом деле это просто покой, обыкновенный покой. Нет покоя ментального, душевного, эмоционального или отдельного физического, покой есть покой, разница лишь в том, как глубоко вы в покое. Если вас никто не толкает, если у вас ничего не чешется и нигде в теле ничего не болит, то можно сказать, что это телесный покой, но это будет все же неправильно. Кого-то это может ввести в заблуждение, можно подумать, что телесный покой другой природы, и человек будет искать душевный покой для того, чтобы успокоить свои внутренние, душевные, эмоциональные, чувственные расстройства. Бедный человек будет искать покой другой природы — более возвышенный, более духовный, более истинный. Но я обращаю ваше внимание на то, что это один покой – разница, просто, в связи с чем о нем говорится.

Когда тебя не расстраивает другой человек, когда ты не расстраиваешь сам себя, когда ты в мире с другими людьми, когда ты не против того, что есть эта вселенная, как она соприкасается с тобой, если ты в покое душевном не замечаешь его универсальность, то даже приобретя большое количество душевного, психологического, эмоционального покоя, ты просто по глупости не сможешь его распространить на тело и на ум. Покой один, говорят люди о разном — слова разные, они как знаки, они как указатели на одной дороге жизни.

Слишком задерживая свое внимание на одном знаке, на каком-то значимом перекрестке дороги своей судьбы, мы можем так заглядеться на этот дорожный знак, что подумать, что он самый главный, потому что именно сейчас вот тут он тебя выручил. Это недоразумение, все намного-намного проще. Нет духовного покоя, мистического, сакрального, покой есть покой, как и мокрость. Мокрость реки Ганг, мокрость реки Оки, Волги, Даугавы, Иордана одна и та же мокрость, но люди судачат разное. Одни говорят, что Ганг более духовен, другие говорят, что Иордан самый что ни на есть духовный водитец, вот, я в детстве думал, что Даугава самая что ни на есть мокрая и священная вода. Но это просто из-за такого быстросуждения, вот, из-за скороспешности, из-за преждевременности вывододелания.

Тело — наши жилки, соки, косточки, кожица, кератины — неотделимы от того, что мы испытываем как чувство Я. Наша материальность, наша телесность неотделима от того, что переживается как присутствие, наша способность свидетельствования неотделима от нашего кровотока, эти вещи не существуют в отдельности. Такая вот радость, о которой я говорю, и кажись, меня не многие слышат.

Священные тексты пестрят, порой даже зашкаливают возвышением, глоризиацией духовного, возвышенного, что бы они под этим ни подразумевали — я каждую религию, традицию, деревню, город не упомяну, но мы вы в курсе, вы начитанные — отделение, разделение духовного и материального, эта пренебрежительность к форме, к телу, к весу, к температуре, к запаху, к звуку, к обонянию, к осязанию, она, эта пренебрежительность духовных учителей — это большая глупость, это совсем и очень недопонимание в лучшем случае, в худшем случае недобросовестная злонамеренность.

Абсолютно достоверно известно, именно достоверно, что сознательность случается в теле, нет сознательности вне тела. Вы можете сами, если в этом очень как-то сомневаетесь, вы сами можете это всегда проверить. Если, исходя из духовных текстов, религиозных трактатов, утверждений современных авторитетов, если сознание до, если оно свободно, независимо, если оно истинно и правдиво, а все это — телесное, наше человеческое — скверное, не настоящее, то попробуйте или попросите их, чтобы они это как-то осуществили, чтобы это не было пустословием. Как мудрец может сказать что-то о сознании, не пользуясь мускулом языка? Что этот мудрец знает о мире, о себе вне опыта тела, то есть вне опыта мыслей, вне опыта чувств, вне опыта осязания, вне опыта сознания? Бывало ли такое в истории, чтобы родилось сознание вне тела? Но многие утверждают, что сознание после смерти тела продолжает свою автономную жизнь и по какой-то абсолютно непонятной причине впитывается в другое тело. Это очень глупо, это сложная, ничем не обоснованная теория.

В религиях тоже есть эта большущая странность, вызывающая так много вопросов. Душа, это, наверное, один из главных столпов любой религии, душа независимая от тела, прикованная какими-то не очень понятными цепями к бренному телу. Во-первых, вопрос: зачем и почему? Если душа такая чистая и светлая, божественная, независимая, самостоятельная, то зачем ей это тело? И если все же есть хоть одна причина, зачем душе понадобилось тело это скверное, то воспользоваться этим телом, потом его оставить, оскорбив, это по меньшей мере недобро, это использование, это что-то, это, как проституция в плохом смысле слова, не в том добреньком, что у гостиницы «Космос», а вот в таком нехорошем смысле.

Материальность, телесность и все, что здесь случается — наши чувства, наши желания, наша любовь к вкусному мороженому, наше желание и жажда нежиться с любимой, вкусная еда, прекрасные прогулки, праздные, бесполезные, не духовные прогулки просто в хорошей компании, купание в реке, загорание, спортзал, гоняться на велике — все это материальное, временное абсолютно считается скверным, нехорошим и неправильным. Я поражаюсь, я очень этому удивляюсь, я не знал, что в 21-м веке мудрецы, авторитеты, боги наших дней, что они будут нести такую пургу в 21-м веке. Рожденные в теле, живущие в теле, неотделимые от тела, уважающие свое тело на весь мир глаголят, что это есть пренебрежительное, что это есть иллюзия, что это есть что-то, чего стоит чураться, избегать, что истина лишь в присутствии, в сознании, в душе, в духе — бог добр, его творение погано. 21-й век, это все до сих пор еще в силе.

Эта двойственность, которую утверждают учителя недвойственности, она, она парадоксальна. Словосочетание недвойственность, учение недвойственности подразумевает по-любому, как ни крути и ни верти, подразумевает недвойственность — не должно быть делений. Просто интуиция подсказывает, что не может быть концептуальных иерархий, сегрегаций, делений в учениях недвойственности. Сознание реально, то, что сознание воспринимает и переживает, нереально — где здесь обрыв, перерыв, где эта мембрана между реальным и нереальным? Забытье в памяти, убегание в воображение — скверно, погано, не хорошо, жить здесь, атрофировать свой мозг — хорошо и правильно. Ведь налицо полнейшая, полнейшая двойственность.

Мозг, именно мозг, вот это чудо природы есть единственное самое главное и достоверное условие для появления чувства «я есть». Вся гордость человека, человека маленького, несложного, доброго и человека великого, мнящего себя просветленным, коренится в мозге. Если любого прославленного мастера адвайты нынешних дней сковородой шибануть по башке, я вас заверяю, он не будет в присутствии, он будет в глубоком отсутствии — это абсолютно достоверно.

Мы видим, кому уж посчастливилось, наоборот, кому уж не посчастливилось, просветленный, мудрый, святой, великий йогин во сне, в обмороке, в выключении внимания, когда спотыкается или просто, когда занимается любовью, во время оргазма… Интересно, во время оргазма, когда просветленный занимается любовью, он тоже в присутствии, он тоже наблюдатель, свидетель происходящего, он тоже держит эту дистанцию от этой пошлой иллюзии, которая странным образом так ему очень нравится? Вы задумывались: просветленный, когда занимается сексом, в каком он состоянии — в состоянии присутствия, он отдается страсти или он воздерживается и лишь свидетельствует страсть, и может ли быть он таким образом хорошим любовником, может ли он свою партнершу довести до неистового безумия телом, не проповедью, не сатсангом, телом — этим иллюзорным, ненастоящим?

Тело неотделимо, люди добрые, от сознания, сознание неотделимо от тела — это одно явление, это одно явление, имеющее множество разных красок, имеющее множество разных свойств. Я скажу даже больше, вероятнее всего, эта наша нынешняя вселенная, вероятнее всего, она не единственная ни во времени, ни в пространстве — для того нет обязательных каких-то условий или ограничений, чтобы существовала исключительно наша вселенная. В другой вселенной или, возможно, даже в другом конце нашей доброй галактики есть другие планеты, другие миры, другие солнца другие ветра, другие температуры. Живое, осознающие себя, не обязано иметь две руки, две ноги, оно не обязано быть длинным, плоским, квадратным или еще каким-либо.

Сознание себя, осознанность, чувство Я — это нам известная вершина живой формы, это цветение жизни, цветение, а не отделение от жизни, это именно свойство жизни, это свойство материи. Просто форма настолько тонка — я говорю о человеческом теле — тонкая, умная, хрупкая, не побоюсь этого слова, скажу даже, нежная. Мозг живет достаточно долго, мы выживаем, не умираем, хорошо питаемся, солнышко ласково греет, земля поддерживает — есть все условия, чтобы зацвело сознание, именно зацвело. Корень сознания здесь — он в самой жизни, он в самом пространстве, он не есть вне пространства, он есть здесь. Все происходящее находится само в себе — уловите эту мысль, вообразите эту мысль. Цветение сознания происходит в форме, благодаря форме. Поэтому любое пренебрежительное отношение к телу себя или другого — это преступление по отношению к самой жизни, потому что жизнь живет, осуществляется, выражается лишь в формах, лишь в цветах, лишь в запахах, лишь во времени.

Безвременное — то прославленное, то до начала, до начала «я есть», до начала всей вселенной, до начала всех и всего — оно неотделимо от этого, потому что все это зиждется на том. Никаких двойственностей. Бог, человек — никаким образом не отделяются, никаких мембран, никаких провалов, никаких холодных и диких пустот, никаких делений на истинное и ложное достоверно не существует. Вымышлено, да, и вот эти вымышленные, надуманные, те опыты, которые дались человеку в медитациях, в прозрениях в экстазах, да, эти галлюцинационные опыты, эти субъективности, эти густоты личного переживания, этот осадок опыта — да, он у каждого свой, и кто-то, переживая что-то, неизбежно опишет иначе.

Добрый белорус, смотря на реку Даугава, думает, чувствует совсем что-то другое, добрый латыш, соприкасаясь с той же рекой — а это достоверно известно, это та же река — он будет чувствовать и мыслить совсем другое, эта река ему сулит иное, но река не иная, она достоверно одна и та же, но переживается абсолютно по-разному. Рамана Махарши, что бы он ни прозрел, ни понял, что бы он ни осознал, что бы с ним ни случилось бы там, в юности, описание этого будет лишь личным мнением, лишь кроткое, неуверенное и на самом деле очень недостоверное описание собственного опыта. Поэтому сильно очень как-то вот верить, брать в расчет, полагаться на слова — это глупость полнейшая, на слова мудрые не полагаются, хитрые тем более, а добрым они вообще не нужны.

У нас, у каждого из нас есть возможность непосредственного опыта, непосредственного, не зависящего от опыта предыдущего, то есть, если до нас кто-то имел какой-то опыт с рекой, что зовется Даугава, когда мы сами, собственными своими ногулечками доходим до этой реки, нам вовсе не нужно вспоминать те предыдущие опыты других ходоков к доброй реке, потому что жизнь, мир настолько добр и справедлив, настолько не эзотеричен, настолько открыт, что каждому из нас дает себя в полнейшей достоверности. Мир раскрывает себя нам — каждому, нам всем в доброй достоверности. Твой субъективный опыт, так очень любимый многими современными идиотами, твой субъективный опыт — это есть истина, истина тебя, это твои интимные отношения с миром, это единственная правда, данная именно тебе, все остальное унизит твой опыт, потому что он будет не соответствовать каким-то стандартам ISO 9776 — стандартам современной адвайты.

Если вы, если вы не развиваете жизнью вам данную способность непосредственного соприкосновения, если вы не защищаете, не лелеете достоверность своего опыта, то да, жизнь ваша на порядки усложнится. Именно усложнится, а они облегчится, потому что та интимность, та нежность, та страсть, которую вы испытываете, занимаясь любовью, она настолько далека, этот акт, этот акт любви, да, страстный, возможно, пошлый, но это настолько интимно — вы в кровати вдвоем, лишь вам знать, лишь вам знать, что хорошо и плохо, и жизнь от вас ничего не утаила. Если вы пережили жестокие годы пубертатности, вы должны уже все понимать, все знать и все мочь.

Представьте, вспомните, вообразите акт телесной любви. Ваши руки знают, что делать, они умеют ласкать, они умеют быть сильными и умеют быть слабыми, вам не нужно заучивать и повторять какие-то мантры или цитировать священные тексты, ваш голос вам самим подскажет, каким звукам здесь место, и это будут самые настоящие, самые достоверные, самые достоверные звуки божественности, потому что здесь нет, здесь нет ничего фальшивого, здесь все истинно, здесь пот тела, здесь жар, здесь все по-настоящему. Понимаете? В кровати, в сексе, в акте любви — я не видел, я не знаю, мне не рассказывали, я не знаю все случаи, я не все порнофильмы просмотрел, было такое дело у меня по молодости, но я уверен в одном — если вы и впрямь любите своего партнера, если градус страсти и впрямь поднялся по-настоящему, если это не лишь ритуал, если это все по-настоящему, я уверен, в том не может быть адвайтистов, в том не может быть христиан, в том не могут быть праведные и грешные, в том нет места для суждения, мнения, есть лишь глагол. В сексе это очень хорошо наблюдается, потом, задним числом. Чтобы заниматься любовью так радостно, по-настоящему, нужна ли какая-нибудь религия? Мусульманин любовью занимается как-то иначе, его тянет к любимой божья сила или дьявол, или просто это голос тела? У адвайтистов иначе?

Вы думаете, вы знаете Артура Ситу, как вы думаете, как он занимается любовью? Он находится в состоянии присутствия, не шевелится, не движется, девушки все делают за него, он всем наслаждается? Но в момент оргазма, как это и, самое главное, зачем? Разве секс — не доказательство достоверности и истинности жизни такой, как она есть? Empty Mirror — женщина, богиня адвайты. Как она занимается любовью — как адвайтистка или как женщина в теле? И во время оргазма она все же адвайтистка, она все же просветленная или она женщина в теле? Очень просто. Знаете эту добрую еврейку — Матерь Божью, что родила Иисуса, по книжной истории у нее не было секса, ее каким-то странным образом без тела, соответственно, без страсти, наверное, как-то Мария зачала по-адвайтовски. Бедная женщина, бедная мама Иисуса, судя по священным писаниям, никогда не испытывала оргазма. Судя по священным писаниям, добрый Иисус, говорящий о любви и о Царствии Божьем здесь среди нас, наверное, тоже никогда не испытывала оргазма. Нелюбовь к телу, нелюбовь к нашим воспоминаниям, нелюбовь к нашей истории, равнодушие к культуре…

Сознание сознает, оно настоящее, тело есть то, что сознание сознает, сознание есть прежде мозга. Мы, как птицы в небе, мы полет, мы легкость. Я, когда вижу птицу в небе, я тоже вижу легкость, я тоже вижу нежность парения, но я вижу также, что эта легкость, эта свобода, дарованная птице, в полной, в абсолютной мере зависит от материальности ее крыла, от его геометрии, подъемная сила — это крыло, плотность воздуха, скорость, сила — это все материальное. Но много сентиментальных, инфантильных порою романтиков духовных традиций говорят о птицах лишь в аспекте полета и абсолютно не замечают, полностью и совсем пренебрежительно относятся к тем условиям обязательнейшим, которые обеспечили эту птицу свободой лёта — это, это глупо во-о-обще. Кстати, Муджи сексом занимается? У него жена есть. Когда он сексом с женой занимается, он тоже, она ему шепчет в ухо: «Муджи Баба, это тоже сатсанг, о, вечное присутствие сознания с сознанием, о!» Интересно. Сексуальность подавляется, материальность — ее стыдятся, человеческое, земное — всем этим пренебрегают.

Кругом и рядом я слышу: «Сознание, сознание, сознание, сознание на работе, осознанная работа, осознанные отношений в семье, осознанная медитация, осознанная ходьба, сознание, сознание, сознание, сознание — важно лишь то, сколько в тебе сознания». Я знаю других людей, говорящих: «Лишь боженька, боженька, боженька, боженька, боженька, все боженьке, все боженьке, боженьке, боженьке, только ради боженьки я дышу, писаю, какаю и трахаюсь ради боженьки». Откуда эта несправедливость к истоку себя? Откуда эта нелюбовь ребенка к своей матери? Откуда эта ненависть по поводу своего происхождения? Почему о войнах, убийствах…

По телевизору показывают мертвых убитых детей, искалеченных войною, оторванные ручки, ножки, показывают расстрелы, убийства, но нельзя по телевизору показывать, как любящие люди занимаются сексом. Здесь нельзя показывать, здесь стыдно и срамно. Это наше происхождение, мы из вагин, мы не из небесных тучек, мы из вагин, мы из крови, из плоти, и она хороша, она хороша, она не может быть дурной, мы из нее. Нас кормила материнская грудь — плоть нас вскормила, и мы так нагло, повзрослев, так несправедливо говорим всякое плохое о плоти, которая нас вскормила. Мы не испытываем уважения к женщинам. Депутат Слуцкий оскорбляет и домогается женщин, когда они просто делают свою работу, он не может уважать женщину, если он не видит, если он не знает свое происхождение. Мы произошли из плоти, если депутат Слуцкий считает, что он не есть плоть, если он считает, что он есть дух, гордый ум или, возможно, считает себя божественной искрой, возможно, он даже знаком с учением недвойственности и мнит себя изначальным непроявленным сознанием, но он трогает журналистку за грудь — его рука, его телесность, и он жаждет телесности другого, но он не учен доброте телесной.

Нет религии, которая возвышала бы то, что есть. Он — бедный дурной депутат Слуцкий — он в беде, потому что он христианин, и в христианстве, великой религии, важен лишь дух, потому что… Я не знаю, почему что. Просто тело ненавидят религиозные люди, и не только те странные, стремные схимники, не только индусские йогины, которые ходят в одних труселях и гордятся, что каким-то странным дизайнерским ходом они стали более духовными, я не о тех, о которых уже все всё знают, я говорю и о нынешних. Ведь современное буйство мысли, превозносящее сознание над всем — это есть такое же пренебрежение к вагине матери, изкуда ты, бесплотный дух сознания. Они говорят: «Мы из сознания», они говорят: «Мы из ноуменальной реальности», они говорят: «Мы из другого мира, не из здешнего», они говорят, что это все пошлый обман, они столько плохого говорят о той груди матери, которая их кормила.

Неужели повзрослеть, поумнеть, закончить высшее образование, съездить в Индию, споткнуться, просветлеть, а потом обсирать то, из чего ты сам создан, из чего ты сам сплетен — это не может быть добро в перспективе, потому что если ты какаешь в колодец, из которого будешь пить ты и твои дети, а под этим колодцем я подразумеваю это тело, потому что именно из здесь — из таинственности этого тела, именно из сюда проявилось сознание. Нам было три, четыре, пять лет, кому два, кому шесть, и только потом, только потом пришло чувство «я есть», лишь потом.

Современная увлеченность сознанием привела к тому, что люди не умеют воображать, это привело к тому, что у людей просто плохо работает память, поэтому они и вынуждены каждый день смотреть что-то в YouTube, чтобы освежить свое чувство «здесь и сейчас». Концепции современной адвайты, учения о сознании приводят к атрофии мозга. И да, в нашем веке было цветение осознанности, было цветение, но погода уже переменилась, уже близится осень, и скоро это все увянет, потому что это все подвержено изменчивости, потому что сознание берет свое начало в себе самом, что есть и тело. Я знаю, что во многих городах Запада, России, Украины, я знаю, что банки нанимают на работу учителей осознанности, я знаю, что в интернете есть более 320 официально сертифицированных программ осознанности, я знаю, что в современном YouTube на русском языке говорят больше 800 учителей осознанности, но это приводит к плачевным последствиям.

Я вам скажу как есть: осознанность, телесность, эмоциональность и ментальность — это не есть составные части, это не есть кусочки, которые к вам злючная фортуна без вашего ведома приклеила, и осознанность каким-то волшебным образом это все отлепит, нет. То, что у вас есть желание, чувство, то, что у вас есть возможность погружаться в глубины памяти, это обогащает вас, а не как-то вот ущемляет. Способность воображать, мечтать о том, чего нет, желать больше денег, хотеть простого человеческого здоровья — это наше богатство, это достоверность, это достоверное благо.

Я знаю, что эти тысячи учителей осознанности привели к такой беде, что этика, мораль, честь, достоинство абсолютно попираются. Я знаю утверждения многих современных апологетов сознания — как единственной истинности и единственной желаемости. Я знаю, что если ты учишься лишь самоосознанию, ты перестаешь уметь хорошо себя вести, ты забываешь мораль, этику, ты забываешь правила поведения, ты отделяешься от общества, от культуры, ты становишься менее цивилизованным, ты становишься более опасным, твоя карьера, твоя работа, это все — в тартарары. Я знаю, что у современных учителей осознанности нет принципов этики, потому что единственное, что они пропагандируют, это лишь сознание, сознание и сознание: «Просто осознавай, изменить ситуацию не можешь, но ты можешь осознать и поменять свое отношение.

Больше денег не надо, надо уметь принимать то, что есть. Если сын заболел эпилепсией, к доктору его везти не надо, нужно осознавать и принимать то, что есть. Если соседнее государство вторгается на твою территорию и говорит, что это теперь моя земля, беспокоиться не надо, просто осознавай, принимай все, что есть. Осознавай, осознавай, осознавай, осознавай». Нет заповедей, нет правил. Уважение, достоинство, инициативность — движущая сила всех общих благ — здесь всего этого нет. Здесь нет нормального секса, нет земных утех, а жизнь не такая уж и легкая, и она не такая уж и длинная, но одни запреты, и так много нелюбви.

Это вот я хотел сегодня вам, добрые люди, сказать, о таком хотел вам рассказать.

Мозг этот, вот именно этот ваш мозг, эти руки, эти глаза, этот язычок и там писюн, ножки, спина, сердце, животик — это есть идентично сознанию, личности, большому я, маленьком я, душе и духу, это все есть одно и неделимое. Корень сознания здесь — сам в себе, неотделим от тела. Поэтому никакие монады не отделяются со смертью, никакие пучки света не перемещаются после смерти тела. Тело и есть сознание — вот самая большая тайна мистическая — тело и есть сознание, тело и есть сознание. Вот настоящее утверждение учения недвойственности — тело неотделимо от сознания. Поэтому уловите это, пожалуйста, добрые, и вам жить станет намного веселее, добрее и радостнее. Вы сможете хорошую работу получить, не потеряв духовность, вы сможете здоровски перетрахаться, и не станете менее духовными, вы не обязаны с утра до вечера медитировать, и момент «здесь и сейчас» — вы не можете из него выпасть, это есть тут.

Если сознание имеет хоть какое-либо отличие от тела, то, конечно, интересен вопрос, где оно находится. Я такое спрашивал у христиан всех конфессий, я спрашивал: «Где душа, где моя душа буквально, где она — в печенке, в мозге, в сердце, в руках?» Мне говорили: «Она где-то вот здесь всюду». Я в душе или душа во мне? Я спрашивал, я и у буддистов спрашивал, они там дырочки ковыряют у себя в черепе, готовятся к послесмертию, у них там фиолетовая радужная душа вылетает: «Где она была в теле — душа? И из чего же она состоит, что она как-то зацепиться может за тело? Она в ноге моей есть — священная, божественная, реальная, дух божий?» Я представителям всех религий докучал этим вопросом — простой же вопрос. Просто их утверждения жутко недостоверны.

Но то, что я говорю, полностью и совсем достоверно, вот так: в моих булках души, божественного столько же, сколько и в священном Тиру — это мой достоверный опыт. Поэтому и кушая, сидя, идя, занимаясь любовью, из этого нельзя выпасть, это всегда здесь — в теле, а не наоборот. И это самое большое чудо в этом мире.

Как мы, дети нечаянной любовной связи, как мы из пота акта любви, из акта совокупления, из такого земного, из такого человеческого, как мы из этого родились, питаясь молоком, материнским молоком из этого же, из земного, как из всего этого, какой алхимией, какой магией жизнь творит это чудо, что из одной яйцеклетки человеческой, живой, настоящей, из одной сперматозоидины — это чудо. Это ведь по сути своей просто миллиарды клеток, не просто держащихся нечаянно, по глупости вместе, но имеющих такую невообразимую красоту и смысл, наделенные такой чувственностью. Я своими пальцами могу почувствовать зажженную свечу на расстоянии двух метров, я тренировался, небось и больше можно, а это всего лишь там мама с папой — тип-тиби-доп — что-то там поделали, кто на трезвую голову, а кто по пьяни — как уж кому повезло — но все равно мы здесь. Способны читать, мнить себя просветленными, избранными и особенными, мы вышли из вагин, мы питались грудным молоком так же, как коровушки, как эти четвероногие буренушки, как козлики, как овцы — вот наша общность с миром — эти кровь и пот.

А эта чепуха религиозная — ты дух, ты сознание, ты бог, ты богиня, ты еще чего-нибудь там, голограмма на плоскости — это же… Во-первых, люди, жутко не сексуально — вот, как два сознания могут просто потрахаться, как это возможно? Это ж только присутствовать можно — ну очень много опций в присутствии. А где: покушать, побегать, повеселиться, покупаться, попрыгать? Присутствие — это скукотища, это, это деэволюция, это, это путь обратно к вегетатированию, это быть овощем. Присутствие не творческо, не страстно, не функционально, невозможно в состоянии присутствия, «здесь и сейчас» думать трезво, качественно и полезно, потому что ты должен быть озабоченным, беспокойным и суетным, чтобы вообще задаться этим вопросом: «Почему у меня такой президент? И если я буду присутствовать в «здесь и сейчас», Telegram разрешат?» Да навряд ли. Каким образом, каким образом присутствие взаимодействует с миром?

Если бы моя женщина была бы просветленной, я бы ее бросил. Я вообще верный, вообще такой семьянин, вот, но если бы моя женщина была бы просветленной, я бы ее бросил, потому что, ну, что же мы теперь — два присутствия в присутствии себя? Это что же за шизофрения такая. Она есть истинное присутствие, я есть истинное присутствие — два истинных присутствия под одеялом жаждят страстей телесных. Какое же это присутствие все же пошленькое. Так что же людей смущать и врать им? Все трахаются, и никто о боге не вспоминает, и никто не есть просветлен, и никто не есть свят. Секс, он и в Китае секс, потому что об оргазме позаботилась жизнь достоверная, а не мнимая.

Да, все просветленные абсолютно обламываются именно в кровати. Я сегодня лишь не назову по имени одного просветленного, вам очень хорошо известного мастера, я общался с его любовницами, и знаете, я человек не очень культурный, не очень образованный — такой уличный. И я этих девчонок порасспрашивал о сексе: каков он в кровати, каков у него и как он умеет, какие у него навыки, как просветление, осознанность, истинность, как это выражается в сексе обыкновенном? Я умею девушек уговаривать, они мне все рассказали, я ничему не удивился, я просто подтвердил свои догадки, как-нибудь вам расскажу, вот, но если коротко, то ничего особенного, вообще не ахти было — так мне девчонки рассказывали, потом с другими бывало и намного-намного получше.

Так что каждому искусству нужно учиться в разных институтах, и институт адвайты вас не научит ни хорошей работе, ни хорошему сексу, ни хорошей диете, ни хорошим отношениям, ничему хорошему, кроме одного — сознавать себя, сознавать себя, миленького, сознавать себя, ни о чем не тревожиться, ни о чем не беспокоиться, все принимать как есть, все принимать, как есть, быть очень тут и здесь и… Дальше не скажу, дальше грубо, и российским законодательством совсем и очень запрещено. Да, у нас есть писюны, вагины, груди, попы, булочки, у нас есть желания честные и не очень, мы писаем и какаем, и вот во всем этом происходит, снисходит во всем этом, все это не замечая, снисходит божий дух — чепуха это полнейшая. Духовность, она должна быть достоверной, любовь должна быть достоверной, она достоверной должна быть, духовные достижения должны быть достоверными. Достоверность — вот это ключевое слово, вот, чего так очень не хватает современным этим, блин, авторитетам — достоверности не хватает. Так сидеть и плести всякие слова в красивые узоры — это совсем другой талант.

Ладушки, опять заболтался, прощайте, прощайте, прощайте. Трансляция будет еще открытая в среду, что будет дальше, я еще не знаю. Надо что-то менять, что именно, я еще не знаю. Так что не думайте, что я тут навсегда, так что лучше забегите в среду, вдруг это в последний раз.

…..
«ТРАНСКРИБАЦИЯ»
Мир глазами Мистика (19)
Прямой Эфир, 16.04.2018

(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Нормунд Астра
16.04.2018

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Извините, для комментирования необходимо войти.