Никто не знает меня

Никто не знает меня — Прямой Эфир, 30.08.2017
(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)


Здрасьте, приветушки, люди хорошие, приветушки. Сегодня у нас такая архиважная, архимудрая тема от доброго Дионисия — самопознание.

Самопознание — это то, чем мы все тут занимаемся. Свет сознания себя, самоосознание, жажда знать, видеть, слышать, осознавать, жажда знать. Мы много ищем, давно искали, осознавали, думали, выворачивали мысли наизнанку, напрягали и даже перенапрягли свои добрые, нежные нервишки в поисках  знания, понимания, света, но не удовлетворены мы тем, как у нас это дело сложилось. Много читали, много думали, много видели, много слышали, но неудовлетворенность всё же остается.

Так вот, люди добрые. Самопознание предполагает, что мы будем знать, осознавать, видеть, мыслить, чувствовать, слышать. Но мы, мы ведь ищем не елочные украшения, мы же ищем что-то очень и совсем такое, не люблю я эти слова, но я всё же их скажу: мы ищем истину, свою истинную природу, высшую любовь, а кто и бога. И знаете, я скажу очень коротко и прямо: ни самого себя, ни свою истинную природу, ни бога, ни вселенское сознание, невозможно — это будет банально, но это очень важно — невозможно увидеть, услышать, понять, осязать. И скажу больше, обратите, пожалуйста, на это внимание: ни свою истинную природу прославленную, ни высшее что-либо другое невозможно даже осознать. Мы — нерассказанные истории, мы — ненаписанная сказка, исток неведом.

Мы знанием, знаниями, пониманиями, ощущениями, созерцаниями, самадхи – куда ж уже без этого-то, да — прозрениями можем прикоснуться только к краюшку, только к краешку. Мы можем стоять, дойти до самого края обрыва известного всего и вся, но это не есть то. Любое знание, даже самое-самое такое, ну вообще, это всё не то. Любое переживание — это совсем не то, что мы все ищем.

Мы, привыкшие полагаться на ум, ориентируемся в этом космосе внешнем и внутреннем, мы ориентируемся по цветам, по звукам, по запахам, по ощущениям, но то – «запредельное всего», что мы ищем, исток нас, соответственно, или, правильнее было бы сказать, суть нас — она совсем и очень, совсем запредельна, абсолютна. Поэтому, если вы искали, хотели это увидеть или вообразить в доброй своей голове-головушке, если вы хотели это представить, это не то. Если вы полагались на чувства, на самые ласковые, самые нежные, самые космические — это прекрасно, но это не то. Если вы полагаетесь в поисках на знания, на слова, насколько бы они ни были прекрасны, туда — в неведанное нас — они не проникают. Даже если это добрая практика самоисследования, прославленная Атма-вичара, вы не проникнете туда.

Вы есть То, но вы не можете это увидеть. Вы это есть, но вы никогда, никогда не сможете это услышать. Вы это есть, но никогда не сможете к этому прикоснуться. Вы на другой стороне зеркала. Здесь игра отражений в сознании вас. Здесь вас нету, это всего лишь игра теней. Вы всегда останетесь неизвестным, ваша история никогда не будет рассказана. Никто, ни добрый Гаутама, ни сам Бодхидхарма, никто ни на земле, ни на небе, ни в прошлом, ни в будущем никогда не будет знать, что есть вы, в том числе вы сами. Вы — вечная тайна навсегда.

Благодаря тому, что вы есть всегда непознанное, благодаря этому всё есть новО, источник неизвестен, не с чем сравнивать. Всё, что из источника появляется, всегда будет новО, потому что источник непознаваем. Некем. Понимаете?

Вы не можете себя познать, никогда никто не познал себя. Это всегда, это всегда нерассказанная сказка, она поэтому и начинается всегда заново, никогда не повторяется. Поэтому я как-то тут говорил, что вы есть всегда весна и никогда не осень, потому что вы не можете кончиться, ваше начало всегда укоренено в неизведанном, в абсолютно неизведанном. Ни один бог Вселенной никогда не сможет познать ваш исток. Поэтому беспокойство о жизни, рождении, смерти, реинкарнации — это, по правде, не относится никогда к вам.

Вы — весна, потому что всегда новы. Вы не можете закончится, потому что никогда не начинались. Если бы вы могли себя познать, вы бы закончили себя, вы обрели бы форму, цвет, свойства и качества, вы бы ограничили себя, вечность всего ограничили бы чем-то: любовью, непрерывным сознанием, божественностью, моментом настоящего. Но вы вне всего этого, поэтому у вас нету никакого имени, нету, вы не зоветесь ни сознанием, ни присутствием, ни пространством, ни богом, ни я есмь. У вас нету названия, и это очень важно, это очень важно, и это очень здорово. Понимаете? Вы не названы, свободны, любое обозначение ограничивает вас — вы обязаны быть чем-то, кем-то.

Если вы называете себя всеприсущим сознанием — я понимаю, шарм в этих словах есть определенно, звучит тоже так патетично — но вы имеете право быть никем. Осознавать себя — это ваше право, но не осознавать себя — такое же ваше право. Вы вне этой двойственности. Знание себя, познание — это прекрасно, это прекрасно очень, незнание себя настолько же прекрасно, они оба — знание и незнание себя —  равнозначны по отношению к неведанному вас.

Вы — вечная мерцающая тьма, источник света. Это, это полнейшая свобода, полнейшая, полнейшая свобода. Вот, о чем, в конце концов-то, говорят добрые мистики. Если вы это увидите, поймете, осознаете — непознаваемость себя, непознаваемость другого, непознаваемость чего-либо, если вы осознаете непознаваемость, в вас расцветет нежнейший цветок смирения, и он благоухает покоем и радостью. Мудрые радостны не от того, что они что-то знают, они радостны в том, что они знают, что никогда ничего не будет известно. Это бесконечная интрига, это вечная тайна, это энигма себя и всего мира, и это страннейшим, волшебнейшим путем как-то странно не пугает, а именно радует. Понимаете?

Ведь, если ты видишь, что ты непознаваем по своей природе и сути, если ты видишь, что мир непознаваем, ты перестаешь суетиться, маяться, беспокоиться и томиться, ты перестаешь гоняться за крошками знаний и мудрости, ведь, если ты видишь, что невозможно это познать, и ты это есть, ты, ты в такой радости. Потому что… Ну, вы поняли, вы поняли.

Люди издревле стремятся к знанию, пониманию, к свету, не видя, что исток света, исток знания — это темнота неизвестного. Мы родились из туда, мы туда уйдем, это наш дом. Понимаете? Не свет, мерцающий 24 часа в сутки, а именно вечное неизвестное. Понимаете?

Известное, оно обязано кому-то, тому, кто его открыл, кто его познал, оно обязано быть каким-то. Тайна никому ничем не обязана, она может наслаждаться собою — такой, какая она есть, и это есть большой покой и радость — быть и наслаждаться тем, что ты есть. Поэтому видите, каким странным образом знания не есть конец поиска. Знания приводят к концу поиска, но конец поиска не есть знания, это осознанное неведение, это осознанное незнание. Знать тяжело и трудно, надо помнить. Не знать легко. Понимаете? Я надеюсь, вы догадались, уловили то, о чем я хотел вам сказать.

Когда вы мысли мыслите, там хотите разобраться: что, почем, куда и какая мысль девается, это всё происходит во свете сознания. Но то, с кем это происходит, он всегда остается в темноте. Трудно со знаниями, трудно со светом — у него есть источник, у него есть ограниченность, он растянут во времени, но источник всегда в покое и тишине. Вот такое таинство.

Я предполагаю, что для кого-то это необычно, возможно даже, как-то неожиданно, но я решил, что вы очень, очень и совсем готовы это знать. И я не удержался и сегодня прикоснулся к этой тайне. Тайна вас — непознанность. Ещё раз уточню: познание предполагает, что вы есть какой-то, это какая-тость вас сужает до чего-то, вы же свободны от всего. Поэтому, вот эта тайна — вы не есть свет, вы не есть сознание, вы непознаваемы, никогда никто вас не знает, в том числе вы сами, и это нас объединяет. Тайна меня, тайна тебя… Привет. … это тайна одного.

Погрузитесь в тишину, в темноту себя, войдите осознанно в небытие, войдите осознанно в небытие себя, и вы, вы тут же окажетесь дома. Один шаг меньше муравьиного, один шаг — и вы дома. Просветление, оно вот тутося, вот так близко — всего лишь один шаг. Осознанно, обыкновенное осознавание, осознанное погружение в мрак небытия себя. Вы не обязаны ни миру, ни себе, вы не обязаны быть чем-то и кем-то, погрузитесь и увидьте это, отдохните, вас дома ждут.

Но этот муравьиный шажок обязательно должен быть осознанным. Осознанное незнание себя, именно незнание, осознанное непонимание себя, именно непонимание, осознанное неосознавание себя, неосознавание. Вот как — один муравьиной шажок и всё, мыльный пузырь, раздутый амбициями духовно-ищущего, лопается, вы, связанные узами времени, обретаете саму свободу. Одним масеньким-масеньким шажком осознанного незнания себя. Я, я вам это говорю, потому что, еще раз повторюсь, я доверяю вам очень, я доверяю, что вы правильно распорядитесь этим указанием, этой подсказкой, этой тайной. Легко, легче легкого быть никем, осознанно быть никем, тяжело быть кем-то и стараться быть еще более кем-то.

Мы связали себя судьбой человека, и в своих поисках так часто связываем себя судьбой богов, духов, сил, карм и всякого такого. Но развяжите этот узелок, он завязан здесь — в вашем сознании. Вы, осознавая Вселенную, очаровались ею, она прекрасная. Ну, что – прекрасная — что за слова такие пошлые? Она, она потрясающая. Вы очаровались собою, вкусив это пресладчайшее, наисладчайшее ощущение я есмь. Чудесно! Но, но это не вы.

Вы открыли очи сознания, и появился весь мир с добром и злом, тут есть правильное и совсем не очень, здесь вчера и завтра, это всё очаровывает — маскарад, цирк с конями, танцы в зеркало. Но закройте, осознанно закройте око осознавания, увидьте бездонность и покой. Закройте, осознанно закройте око осознавания, пропадет весь мир, пропадете вы, пропадет вчера и завтра, другие — всё пропадет. Но тайна всего этого останется. Насколько бы сказка не была бы увлекательной, от нее и устать можно. Клубочек покрутите обратно, вернитесь к рассказчику. Вот.

Говорили мне: да не говори ты людям всё, как есть, расскажи им там про свет и сознание и про туннель в конце, ну, про свет в конце туннеля, вот, и… Но я, я не удержался. Я понимаю, что в поисках религиозно-духовных поисках ищущего соблазняет, прельщает очень часто, а иногда только, яркости, важности, грандиозности и цветастости того, к чему он стремится. И я, конечно, очень понимаю, что ум — этот шалун — никогда сам не обратится обратно к истоку себя и не взглянет светом своего понимания в глаза темноты своего истока.

Я понимаю, что там ничего нету интересного с точки зрения амбиций, достижений, но я ведь не к умам вашим обращаюсь, я же обращаюсь к уставшим от поиска. Я обращаюсь к уставшим сердцам, которые из года в год несут эту тяжесть пониманий, знаний, противоречий, и я обращаюсь к тем, кто устал и кто готов, не поняв всё, броситься, осознанно броситься в эту пучину незнания себя и утонуть в тайне. Я обращаюсь к смельчакам духа, я знаю, вы тоже это смотрите, не только любопытствующие, не только алчные на знания, но и утомленные всякого рода пониманием.

Сердце, оно обладает той смелостью, чтобы совершить осознанно этот шаг, признать незнание себя и быть в нем осознанно, нагло, смело быть вне знания себя. Ум на это не способен, он всё мерит, он всё весит, измеряет, сравнивает, оценивает. Но сердце обладает этой смелостью, именно…

Ну, вы тоже поняли, и вы уже, наверное, это знаете. Так что, коль уж мы все — ищущие, познающие, открывающие, то — самые смелые. Вперед, вперед, гардемарины духа! Осознанно находиться вне осознанности себя, оставить мир как тайну, не прикасаться этими пошленькими пальчиками «хочу понять», трепетать перед тайной всего, и в первую очередь, перед тайной себя.

Пусть, пусть гордые духом, амбициозные, самые такие важные огурцы и перцы духовности, пусть накапливают знания, пусть хвастаются — это всё преходящее. Но это изначально — свет. Кино, оно потом, но вначале — это. Свет, кино, шуры-муры, белое-черное, хорошее-плохое… Но вначале — мрак, сияющий мрак всего, источник света, источник всего, мерцающий мрак себя. Так вот, приглашаю я вас осознанно вступить в это. Не, это не есть знание, это не есть понимание, это — шаг в неизведанное себя, маленький муравьиный шажок и не вперед, а назад. Вот, вот, больше мне и сказать-то нечего.

Я очень надеюсь, что кто-то воспользуется, я очень надеюсь… Вот, люди добрые, я больше ничего не скажу. Я не могу ни одному мудрецу, ни одному серьезному и важному не могу объяснить, что исток любого знания — неизведанное. Я не могу это объяснить, что неизведанное есть источник любого знания и туда же оно возвращается. Я не могу в этом убедить, это, это неубедительно. Я, ну, я и не пытаюсь убедить, я обращаюсь только к вам, гардемаринам. Так. У меня скоро праздник (1-е сентября), кстати, мне в школу идти не надо будет, бее всем учителям. Так. Незнание — вот, в чем ответ. День знания, цветы, радость, надежды, обещания… Но я утверждаю совсем что-то другое.

Я говорю: да, знания в технологиях, в аграрных науках, даже в селекционном деле, ну и, возможно, еще в каких-то других вещах, да, знания — это свет, но не свет вас. Любое знание вас — это ложь вас. Вы не есть что-то, не есть что-то. Как бы вы ни старались узнать себя как кого-то, это не получится, вы — вне всего этого, вы не есть сознание, еще раз повторюсь, вы не есть дух, вы не есть душа, вы не есть бог, вы не есть присутствие, вы не есть момент настоящего, вы не есть ничего, что есть что-то, вы — вне всего этого.

Так знайте себя, знайте себя как непознанное, непознаваемое, как тайну тайн, как, как, не побоюсь этого слова, как темноту темноты, и наслаждайтесь, наслаждайтесь игрой света, тенями, цветами, наслаждайтесь, зная, что вы не есть что-то. Поэтому, поэтому вы и не находите. Вы ищете того, кого нету, вы ищете большого, нежного, пушистого, всё любящего, непрерывно сознающего, всюду присутствующего, никогда не моргающего фиолетового енота, но поэтому не находите — его нету, вот. Вы есть, но сознание, душа, тело, ум, эго, карма — всего лишь образы в пространстве. Не могу сказать… это всего лишь слова, всего лишь образы, всё, всё это слова.

Вы есть, и в этом сомнения нету, вы не можете сомневаться, что вы есть. Вы можете сомневаться в том, чтО вы есть, но вы не можете сомневаться в том, что вы Есть. Так будьте голыми, голыми собою, не какими-то, а просто голое, голое себя, неназванное, нерассказанная сказка себя. Это, это так возможно, это так возможно. Никто этого не ищет, потому что у этого нету ни одного привлекающего свойства, но и зато нет ни одного и отталкивающего. Оно всегда здесь — между двумя моргулечками, между вдохом и выдохом, между… Вот так, прикасаясь к чему-нибудь, но, не дотрагиваясь, вот, как будто, вот совсем, вот токо что прикоснусь, но всё же — нет, вот оно — здесь, там — за границей известного, вот оно. Вы оттуда, вы в том, и вы туда. Осознанное незнание себя — вот, как просто.

И сколько же прочесть нужно, сколько ретритов нужно провести, чтобы не знать. Ведь всё это относится только к знанию. И еще раз повторюсь: любое знание оскорбляет вас, потому что это так мало — сказать, что вы есть бог, источник всей Вселенной — это ничего не сказать, это пшик. Сказать, что вы есть брахман — это чепуха. Сказать, что вы есть всеприсутствующее сознание — это так мало.

Ощутите вкус этого густого, смолистого, наичернейшего незнания — какой покой, какая тишина в осознанном незнании себя. Кто со мной сравнится? Кто-то скажет, что он знает то и это, он видел, он слышал, познал, осознал, прикоснулся, вдохнул и ощутил. Но я, я — всё не это, я — всё не это. Меня никто не знает, обо мне не написано ни в одной книге, никто не может нарисовать моего лица, никто не знает, на каком языке я говорю, меня никто не знает.

Реплика из чата: «Ничего не понимаю и не получается ничего».

Это есть то, добрая Лена. Осознанно ничего не понимай и ничего не делай, если ты ничего не делаешь у тебя не может ничего не получиться. Понимаешь? Тайна.

Реплика из чата: Анна: «Мы есть то, благодаря чему всё есть и не есть».

Да, можно и так сказать, Аннушка.

Реплика из чата: «Себя нельзя познать, но собой можно быть, точнее, даже не собой, а просто быть».

Да. Привет, Таганрог, привет, Петр.

Все стремятся к знанию и к пониманию, так будьте мудрее всех, обжулите всех, стремитесь в противоположном направлении. Желаете, желайте познать то, чего другие не желают — желайте познать незнания. Все стремятся к знанию, отрывают куски, тянут на себя, тащат в свои амбары, кто на чердачок, а кто и закапывает. Стремитесь к осозанному незнанию, наслаждайтесь непониманием.

Любая рассказанная сказка имеет две стороны: хорошее-плохое, хороший герой-плохой. У рассказанной сказки есть начало, серединушка и какой уж никакой, но конец. Вы будьте нерассказанной сказкой себя. Понимаете аллегорию? Вот. И тут нет конкуренции в этом деле. Все побежали за знанием, а те, кто остались, их не так уж и много, но зато, зато они честные и радостные. Честность и радостность — вот, вот.

Спасибо, люди добрые. Спасибо, кто не понял, и удачи вам, кто понял. Но я надеюсь на тех, кто понял, что он не понял. Осознанное незнание себя — вот оно.

Осознанное незнание себя. Пусть эти понявшие, узнавшие, осознавшие, провалившиеся в момент настоящего, пусть, пусть цветут и радуются. Но вы — в самую глубину, в самую бездну незнания. Осознанное незнание в мириады-мириады раз глубже любого, любого знания. Так зачем стремиться к знаниям, когда вам дарована глубина осознанного незнания? Осознанного, осознанного. До потом, до потом. Не бойтесь черного, на нем лишь белое такое гордое и наглое, только благодаря черному. Влюбитесь в ночь себя, увидьте, как заря сознания появляется в темноте ночи себя — это прекрасно, это исток всего. До потом, до потом.

…..
«ТРАНСКРИБАЦИЯ»
Никто не знает меня — Прямой Эфир, 30.08.2017
(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Нормунд Астра
30.08.2017