О ВОЛЕ, СВОБОДЕ И СИЛЕ

О ВОЛЕ, СВОБОДЕ И СИЛЕ — Прямой Эфир, 13.12.2017
(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Привет. Вечер добрый, люди хорошие. Я тут.

О воле, свободе и силе. Я так много бы хотел рассказать о каждом из этих слов, так много. Ведь каждое из этих слов: воля, свобода, сила — столько смыслов, столько смыслов и больших таких религиозных, философских, и совсем маленьких. Каждое из этих слов обладает самодостаточной большой глубокой, великой и обыденной, и всякой разной другой, но неоднозначно понимаемой сутью и смыслом. Ведь такие слова, как воля, ведь ей, этому слову приписываемые понимания, смыслы, значения, они настолько разные. Вот именно разные — большие, важные, но очень разные.

Со словом воля мы сталкиваемся уже в раннем детстве, когда нам говорят: делай это, шагай, начинай ходить, и когда нам говорят: не плачь, или когда на нас кричали, чтобы мы не кричали. Под этими выражениями подразумевалось то, что мы обладаем какой-то такой вот фантастической способностью, волей что-то делать и что-то не делать. Ведь чаще всего под волей подразумевается наша возможность что-то сделать или что-то не сделать. И вот воле приписывается это магическое человеческое свойство, оно ведь приписывается уже младенцам. Если понаблюдать поведение родителей, то как они обращаются с младенцем, мы можем как сторонние наблюдатели очень ясно догадаться о том, что родители приписывают эту магическую способность что-то мочь по своему желанию — волю, что эту волю приписывают и младенцам.

Когда мама или папа говорят своему младенцу: перестань плакать, подразумевается, что у младенца есть воля, и что эта воля, что эта магическая сила, что это волшебство распространяется и на собачек, и на котиков. Ведь люди так же, такими же словами с такими же серьезностями обращаются к своим милым котикам и собачкам, когда говорят: почему ты здесь нагадила или давай-ка, ешь эту здоровую сухую собачью еду. Когда мы от кого-то что-то требуем, или когда, наоборот, мы уже разочарованы в чем-то, в решении кого-то или, наоборот, в отсутствии какого-то решения, то есть, если кто-то не принял какое-то решение своевременно или отказывается его принять, эти все такие вот человеческие, всем нам очень важные вещи, они по сути своей, их можно связать с понятием воли.

Я знаю, что древние люди (а мои любимые перуанские индейцы и до сих пор) считали, что волей обладают и реки, облака, звезды, солнце, луна, ну и, конечно, деревья и камни, и поэтому люди обращались с просьбами и с требованиями и умоляли, и упрашивали всяких собственных благ и всяких разных хорошестей для своего племени, люди выпрашивали это и у камня, и у неба выпрашивали дождя. И когда люди требовали или просили дождя, а дождя не было, то они злились, обижались, ругались и даже пытались как-то наказать небо.

То есть, я к тому, что это всё связано с таким мегарасширенным, с таким словом, которое имеет такое мегамноголикое значение, но все же вокруг да около чего-то одного и того же — воли.

Мы смотрим на младенца, который плачет, и мы хотим, чтобы он не плакал, и мы к кому-то обращаемся — то к младенцу, то к небесам, то к судьбе, то ли еще к чему-то, и предполагаем однозначно, что кто-то может нас услышать, обратить на наше желание, на наше требование внимание и изъявить свою волю в пользу нашего желания. Кругом, вокруг да около мы сталкиваемся с этим понятием — воля: воля небес, воля судьбы, воля природы.

Еще, очень важно и уж точно неизбежно… говоря о воле, наверное, первое, с чем мы столкнемся, с такой вот связью двух понятий: свободная воля. То есть, когда перуанский индеец выпрашивает у неба дождя, он, мало того что предполагает, что у неба есть воля, то как он просит, однозначно предполагает, что эта воля у небес есть и свободная, т.е. небо может делать так, как оно само захочет, и именно поэтому можно обидеться на небо, потому что оно могло пролиться дождем, но не пролилось, несмотря на вот всякие эти большущие там жертвы, принесенные небу, вот, погибшие енотики, хомячки и морские хрюки. А небо все это приняло, но не ответило взаимностью.

То есть, предполагается почти всегда, говоря о воле, что она свободна. И, когда мать просит ребенка перестать орать или просит ребенка вести себя хорошо, или, когда отец требует от своего сына-подростка старательности в домашних работах и учебе, как таковой, то обязательно это предполагается, воля связывается со свободой, и это наблюдается всюду, где хоть сколько-то человеки заявили свои интересы, там же появляется вот это тяжелейшее понятие воли и, конечно, ее свобода, которая как бы даже не обсуждается.

И поэтому, когда жена, возвращаясь домой, видит своего мужа вообще такого вот очень пьяненького и берется за сковородку и собирается его дубасить, то ее гнев оправдан для нее тем, что ее трезвый муж имел достаточную волю полностью свободную и неправильно ею распорядившись, натворил вот такие семейные нехорошести. И, поэтому, ее удар его сковородой считается абсолютно уместен и, конечно, оправдан, потому что, опять-таки, также, как перуанские индейцы требуют от неба определенного поведения, исходя из того, что у неба есть своя воля, которая отдельна от этих индейцев и, конечно, эта воля у неба свободна, и также эта добрая жена абсолютно уверена, что у мужа есть воля и она свободна и поэтому он — подлец, что своей свободной волей так вот нехорошо распорядился.

Также вопрос воли или, правильнее было бы сказать, проблема воли, конечно, полностью вся религиозно-духовная традиция и восточная, и западная, и мистическая, и ритуальная, конечно, она полностью вся пропитана или, можно даже бы сказать, не пропитана, а зиждется даже на концепции свободной воли, т.е. человек и бог или человек, или душа, или дух — тут не столь важно, тут важно лишь на то обратить внимание, что, в принципе, нету религиозно-духовных традиций, ни больших, ни маленьких, которые бы не зиждились на концепции воли и, соответственно, на ее свободе.

То есть, если обратить внимание на все большие популярные до сих пор религии, то, в принципе, ключевой момент их, даже не ключевой… т.е., вот, если посмотреть христианско-исламско-иудейскую традицию ветхозаветную, вся хрень человеческая началась именно с того момента, как человек неправильно распорядился ему дарованной или, правильнее было бы сказать, навязанной или, ну, как-то по любому ему присущей свободной воле. То есть, кто-то сказал, а не кто-то, а именно Он сказал, что всё моги, но это вообще не тронь, а он взял, да и тронул, т.е. вся библейская хрень началась именно с воли и ее, соответственно, свободы. То есть, человеку была присуща воля, она была свободна и начались вот все человеческие страдания, лишь с того момента: …ты будешь рожать в муках и хлеб насущный в поту, и всякое такое мы знаем. И вот это центральный момент всех западных, так можно сказать, религиозных традиций — вопрос воли и ее свободы.

И, конечно, дела не легче и на Востоке. Мы знаем, что все восточные традиции, те интересные, те большие, те, которые нам так порою очень нравятся, о которых кино снимают и все такое, что там всё строится на концепции реинкарнации, т.е. причинно-следственности. И не простой такой, не простого такого декартовского детерминизма, типа там тыркнул, а тут аукнулось, а такой: эта концепция реинкарнации восточной религиозности подразумевает именно этот вот вопрос воли и ее свободы.

То есть, я мог не совершить этот дурной поступок, так как я обладал волей, утверждает Восток, и моя воля свободна и я, опять-таки, неправильно этим распорядившись, из-за веденья-неведенья — это другой вопрос, тут имеются определенные послабления в восточной традиции, но всё равно, печалек мне не избежать. Потому что мы рождаемся прокляты, хоть и не помним, этими предыдущими жизнями, которые мы не помним, но мы виноваты в этой, потому что там мы обладали свободой и волей. И, соответственно, Восток выстраивает свою религиозность на этом основании, почему мы сейчас страдаем. Мы свободны, обладающие волей, натворили нехорошестей и поэтому каким-то образом это сейчас честно нам страдать. Именно точно таким же образом и исламско-христианско-иудаические традиции точно так же все человеческие страдания без исключения сваливают на плечи самого вот этого носителя свободной воли. Я так сумбурно и непоследовательно, но, надеюсь, вы догадываетесь.

И самое маленькое, самое вот такое захолустное племя каких-то верующих анимистов или шаманистов, в центре их традиций, культа, ритуалов тоже стоит вот этот главный кол, столб, глыба, массив, концепция концепций о свободе и воле человеческой. Поэтому есть заповеди, поэтому есть кодекс правильного-неправильного поведения и, соответственно, из того вытекающие всякие ожидаемые последствия. Ну и всё это как-то вот еще, скажем так, подпитано или это еще как-то вот всё пропахло чувством вины, ведь любая ошибка идентифицируется, как, как осознанная неправильность, как грех или даже, как зло. Ведь, в принципе, нечаянность, случайность в принципе аннулируется, если наша воля свободна, то в принципе нету места случайности, если так вот подумать. То есть, когда Адам нарушал божью заповедь, он не мог отмазаться, что типа, ну, нечаянно, чувак, я не подумал о последствиях, я не знал. То есть тут почему-то, говоря о воле и ее свободе, как бы пропадает и исчезает, испаряется случайность, нечаянность и, соответственно, невинность. Поэтому мать так злится на младенца иногда, иногда очень злится, когда он ревет, и она не знает, что делать. Ей кажется, что кто-то, это делает специально, т.е. опять-таки поднимается вопрос воли, злой воли, но свободной. То есть я к тому, что, если присмотреться к концепциям воли и ее свободы, то в принципе нету места доброй нечаянности и случайности, потому что, кто и где будет тот судья, который решит, когда я совершил какой-то, как я совершил свой поступок — исходя из своей воли свободной, я совершил нехороший свободный поступок, или по глупости, нечайности, случайности, или, возможно, я не обладал вовсе свободой. Так что, вот, какой широкий и абсолютно неоднозначный вопрос свободы, как отдельного понятия, и воли, как абсолютно другого отдельного понятия.

Я еще затрону вопрос силы, потому что именно, говоря о воле, оно почти всегда употребляется также в связке с другим словом, с другим комплексом пониманий: сила воли. Т.е., мало того, что человек виновен и его наказывают из-за того, что у него есть воля свободная и он неправильно ею распорядился, так еще в нагрузку к вине обыкновенной, упрекается очень часто, что ты очень сильно не хотел поступать правильно или ты очень сильно был уверен, что так нужно.

Моя сила воли, у меня такая сила воли, да я могу горы двигать, и вот полгода попью и брошу, у меня же сила воли мало что свободная, так она еще и сильная. И, соответственно, появляется еще вот эта переменная. Т.е., у воли есть такие две переменные, она, во-первых, бывает свободной и, соответственно, бывает несвободной, и тогда она еще бывает сильной и, соответственно, слабой. И вот эти мыслимые, воображаемые и догадываемые комбинации воли: сильная, но не свободная воля — какой-то маразм получается — или слабая, но свободная воля, или очень свободная и очень сильная воля.

И когда люди говорят о йогах, о просветленных и о всяких чудотворцах и мудрецах, и о инопланетянах, и о президентах, то обычно вот именно такой вот букетик складывается: вот у этого мужика есть воля, она у него сильная и, конечно, совсем свободная. И тогда, соответственно, есть люди такие менее вольные, безвольные, еще слабовольные, еще есть такие бесстыжие, наглые сумасброды, у которых воля сильная, но они ею пользуются очень свободно.

То есть, я к чему? По мне, маразм полнейший. Если трезво подумать, не так сразу вот, типа, сказали тебе: да у тебя же проблемы с силой воли, или: почему ты это сделал, ты — бесхарактерный кретин, или: напрягайся, напрягайся, ты можешь, ты можешь, старайся, и линейкой по рукам. Больно было…

То есть, я к тому, что если попытаться разобраться именно в самих смыслах этих, ну, вот настолько очень важных словах, эти ж слова настолько важные, и вот их комбинации, их связки, вытекающие смыслы — это ведь, это ведь основа нашей культуры, политики, законодательства, моральных устоев. Ведь от этих слов зависит наша реинкарнация, загробная жизнь, адские мучения.

Но я, я не могу с уверенностью ни с одним человеком общаться, используя эти слова, и быть уверенным, что он, даже как-то вот приближенно понимает, о чем я говорю. Я могу догадаться по контексту разговора, что человек мне хочет сказать, но если я углублюсь в разговор и переспрошу его о воле, о ее силе, о свободе, то ничего больше не будет понятным. И я это пробовал, я такие разговоры проводил и с йогами, и с христианами, и с мусульманами, и с каббалистами, и с оккультистами, и с людьми светскими, и с философами.

У меня такие замечательные разговоры были с философами. Есть ли воля? Что есть воля? Как отличить желание, хотение, намерение от воли? Где воля начинается? Где этот мускул воли, чтобы я его мог подкачать? Почему, почему, почему так уверенно все об этом говорят, но, но вообще толком ничего не объясняют? Когда воля начинается? Я вот хорошо понимаю, когда речь идет об эмоциях, я очень, еще лучше разбираюсь в чувствах, чувствованиях, ощущениях. Я специалист в вопросах мыслей, мышления. Я знаю, где начинается и кончается физиология, я знаю, что есть физика, но в этом комплексе психики человека, т.е. от физиологии до осознавания, я не могу с уверенностью указать человеку на то, где у него воля.

У меня есть свое виденье, свое понимание, но, вот в чем дело, оказывается, что мое собственное видение, понимание вопроса воли строилось не на основе книг, не на основе каких-то концепций, а так вот совсем нечаянно я в одиношечку сам с собой как-то вот это дело разобрал, и у меня такое вот очень специфическое виденье и понимание этого слова, и я забыл, что в процессе жития-бытия нужно было согласовать с другими этот вопрос. Я этого не сделал, потому что как-то вот по дурости, по простоте я считал, что мы со всеми, как бы, интуитивно подразумеваем одно и то же, что оказалось совсем не так.

То есть, если я спрошу адвайтиста: где твоя воля? Я знаю, добрый человек, где у тебя мысли, я об этом читал, об этом слушал и думал, я знаю, где твои эмоции: радость, восторг, печаль, грусти, я знаю, как описать и прочувствовать, и понять твои ощущения: тепло, жарко, я знаю, я знаю, что есть, когда ты говоришь о сознании, я знаю, что есть эта радость осознавания. Но, черт возьми, ведь вся мораль строится на концепции воли и ее свободе.

Где в человеке утаилась воля? Она в сознании? Да вроде нет. Насколько я знаю, сколько я читал и разбирал, вот именно сложные концепции мироустройства, по крайней мере, учения недвойственности, там не идет речь о том, что сознание обладает вот такой спецификой, что можно было бы как-то ее обозначить понятием воли.

Сознание просто то, что оно осознает, сознание осознает и акт воли. Эмоция — это совсем другое, это то, что сопровождает какое-то явление, в том числе и явление воли. Мысль, так о ней вообще речь не идет, в мыслях, уж точно, нету воли. Где в человеке… Я не спрашиваю вас, чтобы вы пытались вспомнить, что вы читали в книгах. Ни в коем случае этого не делайте. Обратитесь просто к себе. Я вот как раз то и говорю, что читая книги, смотря в Youtube, общаясь с друзьями, смотря кино, мы из детства впитали эти слова, у нас они насыщены смыслами и мы на них вообще не обращаем внимание. Это как, это как рог у единорога — он с ним родился, и он его, соответственно, вообще не видит и не идентифицирует, как что-то чудное, что у него выросло на голове. Понимаете?

Подумайте из себя, для себя, не для зрителей, и не для Facebook, и не для в Вконтакте, для себя: где, где эта воля, как ею управлять, если она, черт возьми, свободная? Во-первых, если она у меня есть, и если она у меня есть и она свободна, о, боже мой, как здорово, я завтра сутра воспользуюсь своей свободной волей, а если она свободная, то мне же никто помешать не может, я воспользуюсь своей волей, начну утром по часу качаться, сяду на вегетарианскую, веганскую диету, брошу курить, никакого пивасика больше, перестану смотреть сериалы и вообще, стану хорошим человеком, вот таким, как от меня ждет общество, угожу ему. А, еще рано пойду спать и рано буду вставать, вот.

И что же мне может помешать? Да ничто, правда. Если у меня есть, во-первых, воля в достаточном количестве, и во-вторых, если она обладает таким качеством, свойством, особенностью чудесной, как свобода, то здорово, моя жизнь вот прямо ж таки сейчас наладится, я буду хорошим человеком прямо вот, ну, не сейчас, попозже чуть-чуть, после нашего эфирчика, чуть-чуть погрешу еще без воли свободной, а потом найду свою свободную волю. Понимаете мою иронию? Что за фигня?

Говорят о воле, говорят о ее свободе, а я даже не могу свой режим дня и ночи, сна и пробуждения наладить. Я не могу по своему хотению, я не могу по своему желанию, я не могу, используя свою волю, запомнить день рождения всех родственников. И вот, интересно получается: у меня воля свободная, соответственно, я могу хотеть, чего хочу, но странненько — я ничего не смогу. Очень уж она вообще такая свободная. И вот подумайте, что за странность, как это?

И за это, из-за этой ненастоящей и вовсе несвободной… И вообще, где она? Из-за этого людей миллионами прописали в ад, из-за этого весь Восток оправдал социальное неравенство, объяснив, что шудрой ты родился, потому что ты — дурак и неправильно распорядился своей волей сто тысяч жизней тому назад. Как удобненько! Как удобненько. Но как глупо. По мне, так это ж вообще глупо.

И еще вот этот предикат: сила. Как можно такому чудесному явлению, такому странному человеческому суперсвойству, как воля, приписывать еще такую переменную, как сила? Ведь если моя воля, о которой я в принципе ничего не знаю, если она обладает силой, то я, естественно, хотел бы, чтобы у моей воли сил-то побольше было, ведь легко кто-то меня может упрекнуть, что я воспользовался волей, не достиг желаемого, лишь из-за того, что моя воля слабенькая. Так и говорят, здорово звучит, почти что разумно, но…

Как подкачать мою волю, где ее мускул? Я знаю, как развить культуру и качество мышления, я знаю, какие книги читать, и я знаю, что случается с моим мыслепроцессом, я с этим делом знаком. Я также знаю, как повысить качество и интеллигентность своей эмоциональности, я знаю, как здорово влияет на качество моих эмоций приятное времяпровождение в приятном, хорошем месте, да и еще в хорошей компании, Я это всё знаю, но я не знаю, как увеличивать силу воли, я не знаю, как мне обращаться к своей воле, где ее выискивать в моменты слабости духа, я не знаю, где она во мне и в другом. Но я знаю, что об этом все судачат, я знаю, что это есть основа всех упреков, всех, все виноваты, все неправы, все, все грешны из-за этой воли. Какой-то вот злючный Каспер — все о нем говорят, да никто его не видел.

Что-то здесь совсем не так, люди добрые. Я это давно заметил, еще в раннем детстве, когда мне говорили: почему ты не сделал ла-ла-ла-ла-ла. Я честно ответил: я хотел, но забыл, забыл, не вспомнил, передумал, расхотел, не захотел. Абсолютная неконсеквенция, невозможно удержать эту одну тональность одного желания от его зарождения до его реализации. Мы все это знаем, мы не механические, нас нельзя мерить такими физическими мерами, как меряется интенсивность света. Да, лампочку включил, там добрых 60 ватов, то она и будет гореть до вечера своими 60-ю ватами. Но мы не меряемся, нас нельзя мерить такими мерами, мы, мы не однозначны, мы не постоянны, мы изменчивы, и это факт. Мы, мы живые, мы живые и измерять силу нашей воли, как мы измеряем температуру радиаторов, греющих наши квартиры, это ведь совсем чепуха.

Приписывать нам свободу и наваливать еще груз, груз воли… Представьте: воля и еще ее свобода, и еще ее сила, а у тебя лишь два варианта выбора — иди вправо или влево, и вот используй свою силу воли и свободно принимай решение. И потом ты будешь виноват, потому что ты был свободен выбирать из ограниченного количества. И как ограниченность выбора, как она связана, как она может быть связана со свободой выбора? Когда тебе палач предлагает отсечь две руки справа налево или вначале левую и правую, или правую и левую, это не есть свобода и не есть свобода выбора, и твоя воля здесь вообще не у дел. Это выбор, выбор, ограниченность вариантов не может обеспечить волю, как свободную — нет вариантов столько.

Ведь чтобы воля была свободной, она должна обладать возможностью поступать любым образом, т.е. должны быть в наличии все варианты. Понимаете? Но такого ведь нам не дано, у нас нету такого выбора. Мы не хотим умирать, у нас есть воля, есть свобода у нее, каким-то невидимым образом ее можно поднакачать, но это не помогает справиться со смертью, смерть не реагирует на нашу волю, на ее свободу, на ее могучую силу. Что-то здесь совсем не так, что-то здесь совсем не так. Понимаете?

Вот, странно. Ты прыгаешь с парашюта, кто-то, кого ты вообще не знаешь, кто-то там вообще нечаянно перепутал парашюты, ты летишь и осознаешь, что у тебя нету этого парашюта, но у тебя есть воля. К чему твоя воля может быть обращена? Ты падаешь. Ее сила… твоей воли, к чему она может быть обращена? К твоему визгу — как ты будешь орать? Но где же ее тогда свобода? Ведь ты хочешь не упасть, но у тебя нету такой опции в списке свобод. Понимаете, какая тоталитарная свобода такая, вот, не демократическая такая — выбора нету, вариантов в наличии нету, но тебя обвиняют, тебя обвиняют в неправильности выбора, но выбора-то не было.

Поэтому, я хочу сказать такое: я очень хорошо понимаю слово воля, я с ним сталкиваюсь, у меня есть свое, свое интуитивное понимание этого слова, я также хорошо понимаю слово свобода в найразнейших его применениях, я также хорошо понимаю эту меру, что есть сила, я знаю вещи, явления, события, которые можно мерить категорией силы. Но я абсолютно не согласен, чтобы слово воля использовалось вместе со словом свободная. Я абсолютно не согласен, чтобы слово воля использовалось вместе с понятием сильный. Я понимаю их в раздельности и как-то справляюсь, но я абсолютно не согласен с этими связками и поэтому я неизбежно получаюсь абсолютно не согласен с религиозными догматами Востока и Запада. Я абсолютно не согласен с теми учениями, где хоть как-то упоминается наша обреченность быть виновными, ни с концепцией реинкарнации, ни с концепцией рая и ада, и куда уж там, с первородным грехом.

Я поэтому интуитивно не согласен с мамочками, которые ругают своих деток за неправильное их поведение, я не вижу в этих детках волю, которую они, используя свою свободу, нагло и жестоко используют против мамы. Я не согласен здесь в принципе со всем обществом, потому что я вижу, как общество щеголяет вот этими понятиями: ты за, прими решение, будь с нами, ты где, ты кто, давай, моги, делай, ты в ответе, ты ответственен, мы смогли, это наша гордость. Я не понимаю, не вижу, не вижу обоснованность этой гордости, у меня очень другое виденье происходящего, я не вижу обоснования гордости, если ты не поступал со своей волей свободно, сильно, так, как ты хотел, я не вижу, что у него была эта воля.

Я вижу другие обстоятельства, я вижу капризы фортуны, я вижу удачливость, я вижу доброе радостное стечение обстоятельств, я вижу доброе намерение, которое все же как-то осуществилось, благодаря благоприятным обстоятельствам. Но я не вижу в природе грубости воли, я не вижу в природе этой тяжести свободы, ведь, когда ты свободен обращаться с волей, ты же в западне, это ж ведь не радость.

Я еще раз повторюсь: когда тебе навязали волю, да еще и свободную, но выбора нету, то, как бы ты ни применял эту волю, это не может называться свободой ее применения. Когда тебе говорят: делай всё правильно, но ты сомневаешься в правильности этого поступка и поступаешь, рискуешь, поступаешь неправильно, тебя просто ругают за обыкновенный акт неправильного распоряжения волей.

Но это не так просто. Человек в тысячу раз сложнее: сомнения, неоднозначности, интуиция, догадки, желания, вожделения, хотения, намерения, ощущения, воля, тяга, стремления, за и против, мысли, эмоции, чувства, обстоятельства, ситуации, долг, обязанности — так много, так много разных, так много разных вещей влияют на момент происходящего. Вот как, как в этом узоре: и желтое, и белое, и синее, и красное, и черное образуют один узор. И вот, сказать, что вот это влияет на то, и вот это, потому что оно вот не такое, и это, потому что оно такое — это неправду говорить.

Всё в человеческой жизни сложнее и это нужно любить, уважать, ценить и гордиться сложностью, неоднозначностью, ведь благодаря этой сложности, человеческая жизнь обладает бОльшими смыслами, чем физическое явление, какого-то вот такого космического масштаба. Но в физике падение метеорита — попроще там всё будет. Понимаете, люди? Да, там можно мерить: сила удара, да, там можно мерить его траекторию, да, его можно обвинять, что он специально упал в тунгусскую эту самую… тунгусский метеорит припомнил, но это всё глупо, вот.

Нету здесь, нету здесь никакой однозначности. И это жутко усложнило вашу жизнь. Усложнило не неоднозначность, а усложнило вашу жизнь очень именно то, что вы живете с какими-то однозначностями, с какими-то ясностями в этих вопросах. У вас есть какие-то вопросы воли, свободы, ее силы, вы живете с этим и не видите, что именно эти концепции и есть причина конфликтов, ссор, раздоров и войн, страхов, стремлений, жажды и беспокойства. Вот, вот, где зарыта эта нехорошесть.

Пересмотрите, люди добрые, самостоятельно, вам не нужно быть философом, вам не нужно быть гением духа, чтобы разобраться честно, по-доброму для самого себя, что для вас значат эти слова. И не в моральном смысле, не в оценочном, а как явление. Вы, вы знаете кое-что о мыслительности себя и, соответственно, мыслительности другого человека, вы многое знаете об эмоциональности и чувственности себя и других, вы понимаете как-то, в полной, достаточной мере понимаете физиологию функционирования тела себя и, соответственно, понимаете и любите и уважаете это же в других.

Так вот, разберитесь в себе, разберите тот вопрос — вопрос воли и ее свободы и несвободы, ее силы и слабости. Где есть эта воля? Как она зарождается? Как ее усилить? Если ее можно усилить, то почему ее не усиливают все? В чем ее свобода? Как она проявляется — свобода воли в ограниченности вариантов? Кто сказал, что она свободна? Как ощущается ее свобода? Это свобода выбора между двумя? Или, в принципе, как воля свободна: я хочу в космос и я полечу, так почему я не лечу, меня ограничивает гравитация? Если гравитация ограничивает мою волю, почему она зовется свободной?

Почему воля зовется свободной? Когда я смотрю на две ладошки и решаю, которой погладить свою щечечку, это есть та прославленная великая сильная свободная воля или обыкновенная возможность осуществить желаемое? Я, когда глажу свою ладошечку правой рукой, это акт воли или просто осуществление действия? Почему это движение так помпезно называется актом воли? И моя способность шевелить пальчиками — почему она называется доказательством свободы моей воли и ее силы? Понимаете?

Вопросы, вопросы, вопросы. Задайте себе вопросы, выясните, спросите своих учителей, у своих авторитетов. Прежде, чем нас винить и упрекать, прежде, чем вы сами будете стыдиться за свои жизни, разберитесь с этим делом, это полностью в вашей компетенции. Вы шевелите пальцы — это акт воли? Из-за этой же способности бог проклял человечество? Из-за этой же способности шевелить пальчики человеки рождаются бедными и больными? Это есть воля или способность? И воля чего: воля тела, ума, кого?

Когда сердце шевелит свои клапаны, оно это делает по своей воле или осуществляет свою возможность? Это акт действия или акт какой-то морали? Где начинается мораль? Я, когда шевелю пальчики — способность или воля, мораль или возможность? Из-за этой физики: из-за возможности шевелить, из-за возможности говорить, из-за возможности думать, из-за возможности совершать шаги туда и сюда, из-за возможности идти вправо или влево, из-за этого мы страдаем? Из-за этого осуществляются всякие божьи кары — из-за возможностей, или тут что-то другое? Чего я упускаю?

Но я вам скажу откровенно и честно: я живу без воли, свободно и сила мне не нужна. Поэтому я никак не могу в своей жизни связать эти три слова вместе, я для себя не могу честно, не соврав, сказать: сильная свободная воля. У меня воли нету, и я поэтому свободен, я свободен, и поэтому мне не к чему прилагать усилия. Но, я понимаю, что в этом вопросе со мной очень многие не согласны. Я тяжело и трудно сегодня крутился, вертелся вокруг вот якобы совсем простого вопроса, но я очень надеюсь на вашу интуицию, на вашу самостоятельность, и я очень надеюсь, что этот, хоть и не очень такой вот складный разговор, но я очень надеюсь, что он принесет вам большущую пользу.

Я не могу сегодня или даже завтра взять, да и сказать, что есть воля, какая она свободная, где ее начало, где ее конец, где ее серединка. Я, я больше хотел бы, чтобы вы задались вопросами в этом деле, чтобы у вас было больше вопросов, чем ответов. Дело архиважное.

Реплика из чата: «Улыбаюсь, а я тут от мужа пытаюсь уйти и не получается».

Вот это, если ты это хочешь, и если эта твоя воля как-то связана с твоими хотениями, и если она свободна, то почему ты не можешь уйти? Понимаешь? И если у тебя есть воля и она не свободна, то в чем твоя вина? Понимаешь, как странно?

Ну, вот, вот, вот, вот всё, что я хотел сегодня об этом сказать со своей стороны. У меня было вначале намерение вам рассказать свое видение вот этих архиважных понятий. Но потом я подумал и понял, что, если я вам начну рассказывать свое понимание свободы, воли, как принимаются решения, как принимать решения, как стать более уверенным в принятии решения, как отстаивать свои решения, как настаивать на своем, как быть сильным в своих решениях, как не пасть духом при неудачах осуществления своего решения, я понял, что если я начну рассказывать вот эти замечательные вещи, которые мы можем осуществлять, если я начну их рассказывать и, употребляя слова о воле, о силе и о свободе, то будет что-то, что вы, возможно, не догадаетесь, о чем я говорю, что что-то важное упустите.

И поэтому я решил подойти совсем с другого конца — задать вопросы себе и забыть на это время авторитеты и книжные, и человеческие, самому в этом деле разобраться. И потом вы увидите, что вы на самом деле можете и что вы не можете, что вы хотите, какие у вас опции, варианты, это всё раскроется, и вы сможете расширять свои способности функционирования, но не будете это называть волей и не будете свои скудные ограниченные возможности называть свободой. И никоим образом более не сможете испытать вину за свои осознанные поступки. И, конечно, сила ваших действий, решений будет расти, но это другой вопрос и к нему я еще вернусь. Так что, спасибо, что терпели, спасибо, что терпели.

Вопрос от Лаки Страйк: «Я думаю, нет никакой воли у нас, всё случается тогда, когда должно случаться».

Нет, понаблюдай, это вовсе не так, здесь нету места расслаблению. Ты, если не встанешь со стула и не пойдешь налить себе стакан воды, засохнешь. Тут всё не так однозначно, тут намного проще, но не так. Отсутствие воли — это неправда, есть у нас воля, у нас есть всё, но не так, как об этом пишут, не так, как об этом глаголят всякие важные мужи, не так, как нам об этом рассказывали наши родители. У нас есть то, что мы можем идентифицировать, как волю, у нас есть определенная свобода, определенная, в каких-то рамках. Да, ее нельзя называть той свободой всего от всего.

Но у нас есть свобода выбора между двумя, между тремя, межу четырьмя, у нас есть, мы сталкиваемся с этими явлениями, и они очень понятны, они очень честно являются нашему взору и восприятию. И когда мы их осознаем именно такими, какие они есть, то случается волшебство — наше качество жизни, наше функционирование более разумно, более качественно.

Я напоследок лишь скажу то, что когда чему-то добавляются эти предикаты, т.е., воля — она свободная и сильная, любовь — большая и честная, дружба — искренняя и тоже большая, но я предлагаю такой вот, такой вот предикат: качество воли — это вот есть именно то, с чем я в жизни своей сталкиваюсь, с качеством любви, не с ее силой, тупой силой, нет, эта мера не столь важна. Качество. Они бывают разные — не только параметр силы: тонкость, изысканность, нежность. И к воле тоже можно применить такой параметр — качество воли, это не обязательно сильная, это ведь… Понимаете? Ведь качество, оно никак не связано с силой. И по мне так, ну, я уже так забегаю вперед, говорить о качестве своей воли, не о ее свободе, а именно, о ее качестве, это было бы намного перспективнее. Но об этом в другой раз.

Добрые, я с вами прощаюсь. До свидания, всего хорошего.

…..
«ТРАНСКРИБАЦИЯ»
О ВОЛЕ, СВОБОДЕ И СИЛЕ
Прямой Эфир, 13.12.2017

(Транскрибация — это перевод аудио или видео в печатный текст)

Нормунд Астра
13.12.2017

 

ВОПРОС / МНЕНИЕ / ДИСКУССИЯ

avatar
1000
 
УлыбкаgrinwinkmrgreenneutraltwistedshockunamusedcooloopsrazzrollcryeeklolmadsadexclamationquestionЖуть!Браво!Спасибо!ОМ!Добро!Очень!Kiss!lovegrowing-hearttwo-heartssparkling-heart
  Подписаться  
Уведомление о